Si vis pacem…

«Кто хочет мира – готовится к войне» («Si vis pacem, para bellum») – говаривали древние римляне, которые в чём-в чём, а в войне и мире толк понимали. Была у них и ещё одна, диаметрально отличающаяся от нынешних, истина: «Плохой мир ХУЖЕ войны». Именно на таких подходах формировалось у римских граждан то, что сегодня принято называть «оборонным сознанием».

Вещь эта и сегодня для боеспособности – наиважнейшая, потому что можно обладать сколь угодно современным оружием, но без внутренней готовности пустить его в ход ради защиты Родины, даже если при этом погибнешь сам, грош ему цена.

Между тем, как известно, во второй половине прошлого века и советскому обществу, да и западному тоже, сделали две совершенно губительные «прививки от воинственности». Во-первых, уверили, что ничего ценнее человеческой жизни (твоей, разумеется!) не существует в принципе, что априори обосновывало отказ от любого самопожертвования – будь то во имя семьи, Родины или долга. А во-вторых, запустили мантру «лишь бы не было войны», что после жертв и ужасов Второй Мировой было воспринято «на ура».

Итогом стало массовое производство «человека мирного», не способного в принципе встать на защиту не только Родины, но и своих близких. А чтобы при столкновении с реальностью «пацифисты» не сходили с ума, Голливуд придумал «синдром Супермена» — т.е. наличие где-то кого-то сверхподготовленного защитника с принципиально иной психикой, который, если что, прилетит и всех спасёт.  Чем это обернулось, когда люди с подобным воспитанием столкнулись с представителями иной цивилизации, имеющими диаметрально противоположное отношение к жизни и смерти, наши полной мерой хлебнули  в первые месяцы в Афганистане, а американцы – во Вьетнаме. Обернулось поражениями и гробами, и ничем иным обернуться не могло!

Сегодня политическая ситуация в противостоянии России и Запада всё больше напоминает, по мнению многих, Карибский кризис. Соответственно, всё чаще говорят о существовании и борьбе в России «партии войны» и «партии мира». «Партия войны» — это, разумеется, Владимир Путин, генералы и все без исключения патриоты, которые разделяют позицию «лучше умереть сражаясь, чем снова, как в 90-х, жить на коленях». Ну, а «партия мира» — это, естественно, либералы-западники, готовые договариваться с Западом на любых условиях: ценой суверенитета, территории, ликвидации государственности, чего угодно – кроме «представляющих высшую ценность» жизней этих самых либералов, да их «бабла» по обе стороны границы. Да, сегодня за «партией мира» — ничтожное меньшинство, но завтра, когда придётся затянуть пояса, когда пойдут гробы и посыплются потери – кто знает?!

И здесь важно понимать вот что. Когда говорят о борьбе «партии войны» и «партии мира», я вспоминаю «символ Дао» — перетекающие друг в друга чёрную и белую монады, символизирующие существующие в мире противоположности – «ян» и «инь». Так вот, там при достижении максимума того или другого из противостоящих начал внутри его зарождается ядро собственной противоположности. То есть, применительно к нашему случаю – «партия войны», достигнув победы, порождает мир, и напротив – победившая «партия мира» непременно порождает войну. Кто забыл – пусть вспомнит, что в период Первой Мировой войны в России главной «партией мира» были большевики, а также – чем в итоге обернулась для России победа этих «миролюбцев». Поэтому естественной военной технологией во все времена являлось — всячески давить «партию мира» у себя и всячески поддерживать в странах потенциального противника.

И в заключение – ещё раз вернусь к часто упоминаемому в контексте нынешней ситуации  Карибскому кризису.  Почему тогда, несмотря на острое противостояние, войны всё же не случилось? Совсем не по причине гуманизма и миролюбия президента Кеннеди, сумевшего-таки найти компромисс с истеричным Хрущёвым. А потому, что, помимо наличия ядерных ракет у обеих сторон, Кеннеди ни минуты не сомневался, что в ответ на первый же пуск со стороны США  Хрущёв, не колеблясь, запустит в ответ всё, что у него есть. То есть никаких тебе «локальных войн с использованием обычных вооружений», никакого «обмена тактическими ядерными ударами в Европе» — а сразу и всё: взлетим на воздух вместе. Кеннеди знал, что это вполне по-русски – недаром же в минувшей войне массово применяли воздушный таран только русские да японцы… И именно поэтому (и только поэтому!) не нажал тогда «ядерную кнопку».

Возможно ли сегодня прямое военное столкновение России с Западом? Не знаю, но и исключать этого не могу. Однако, знаю абсолютно точно, что именно может свести вероятность ядерного апокалипсиса к минимуму – наше «оборонное сознание» по римскому образцу. У потенциального противника не должно быть ни малейших иллюзий, что в случае войны он сможет победить и при этом остаться в живых. Он должен чётко знать, что нападение на Россию (да, всё ещё более слабую в военном отношении, благодаря «реформаторам») не ограничится «дуэлью» с использованием обычных вооружений – мы ответим тактическим ОМП. А если то же сделают они – запустим всё, что есть. А главное – чтобы решительно ни у кого по ту сторону океана не было ни малейших сомнений, что именно так мы и поступим, что бы ни верещала под руку наша финансируемая извне «партия мира».

©Владимир Хомяков


Поддержите проект