99 лет спустя

ленин сталин

Однозначно сложно сказать, хорошо это или плохо, но сегодня добрая половина населения нашей страны не знает, чем памятна для России дата 7 ноября, а из тех, кто формально знает — почти никто не понимает. Среднестатистическому человеку чрезвычайно сложно воспринять всё цветущее многообразие прогнозируемых факторов и случайных стечений обстоятельств, обернувшихся в итоге Великой Октябрьской социалистической революцией, ставшей, по мнению многих, самой беспрецедентной, масштабной и кровавой социальной катастрофой в мировой истории. Однако, давайте отбросим в сторону эмоции и еще раз пробежимся по основным тезисам этого исключительно поучительного события.

Как и любое другое эпохальное историческое событие, Октябрьская революция не возникла внезапно и вдруг, на ровном месте. Ей предшествовали годы разнонаправленной подготовки. Правительство, перекидывающее ответственность друг на друга и состоящее в значительной своей части из западных агентов, упорно дискредитировало себя. Население, считающее последнее гроши и поражающееся социальному неравенству, накапливало злобу. Оппозиционеры, будучи оторванными от реальности теоретиками, грызлись между собой за красоту формулировок. Внешние враги, потирая руки, искали пути наиболее выгодного саботажа, стремясь вывести Россию из войны. Ничего не напоминает?

Такое положение вещей, характерное для предреволюционного периода, ждало лишь удобного повода, подходящей спички, чтобы из тлеющего недовольства обратиться в неистовое пламя революции. Ей, как обычно это бывает, стала первая кровь на гражданских протестах, после которой немногим здраво оценивающим ситуацию людям стало понятно, что Россия отправляется в долгое кровавое турне по всем кругам социального ада, погрузившись в который, мы имели все шансы навсегда там остаться, не оставив о своём существовании никаких исторических свидетельств. Но, как это частенько у нас бывает, помощь пришла, откуда не ждали. В условиях фактического отсутствия легитимной (пользующейся всецелым одобрением населения) власти, к руководству страной быстро пришла маленькая, но очень отважная группа людей дела, не ставших разбираться, кто прав, а кто виноват. По сути, несколько утрируя, всё, что нужно было Ленину для захвата власти в такой ситуации — это поддержать народ, выдвинув тезисы и принципы, которые УЖЕ реализовывались в масштабах всей страны. Именно таким образом русофобия, грабёж и геноцид из преступлений одномоментно стали государственной идеологией. Но «меньшее из зол», предотвратив окончательное и бесповоротное уничтожение государства, продолжило пожирать самое себя, не в силах отступить от использованного вначале социалистического популизма. Россия из самодостаточного государства-цивилизации, бездарно профуканного бездарными же государственными деятелями, превратилась в инструмент самореализации больных фантазий харизматичного фанатика, что независимо от декларируемой идеологии не могло кончиться хорошо — примеров достаточно. Исключения не случилось и на этот раз.

Несмотря на просвет в виде сталинских чисток, дни мертворожденной искусственной идеологии были сочтены еще на этапе своего порочного зачатия. За годы правления Сталина, путём неимоверных усилий и жертв, России удалось компенсировать последствия предыдущих социальных потрясений и годов застоя, за несколько десятилетий совершив рывок в военном, научном и промышленном плане. Мы вышли победителями из величайшей в истории Войны, начали освоение космоса, объединили под свои стяги самые обширные земли, накормили себя и обзавелись благодарными соседями. И, тем не менее, в очередной раз всё потеряли, снова подтвердив принцип нестабильности любых искусственных образований. Население, подталкиваемое извне, из под палки кланяющееся в одну сторону, но лишенное понимания происходящего, потеряв харизматического лидера, принялось заниматься кто-чем. Сначала вяло и стыдливо, а затем уже в полный рост. И снова аполитичные воры во власти, и снова Временное Правительство, и снова стрельба по мирным демонстрантам, и снова броневик… Более того, за не отличающимся здоровьем и адекватностью «народным лидером»-революционером, снова «приемник»-контрреволюционер, со своими чистками и своими достижениями. Круг замкнулся, и мы пришли к тому с чего начали. Вопрос в том, что будет дальше?

А будет, исходя из политических параллелей, примерно следующее. Население, лишенное вектора развития, понимания происходящего и даже намёка на общую идеологию, чрезвычайно внушаемо и управляемо. Если, не дай Бог, текущий лидер, являющийся главной «духовной скрепой», уйдёт — беды уже, фактически, не миновать. Недостатка в тех, кто захочет влезть на броневик, получив от Запада средства на его заблаговременное приобретение, не предвидится. Зато, наоборот, наблюдается значительный недостаток здоровых сил, способных к решительным действиям, а не к пустому галдежу. И, тем не менее, они есть, а, стало быть, не всё так плохо.

Еще более ободряющей новостью является то, что население в основной своей массе пока не голодает и доверяет правительству, а, стало быть, стихийных митингов, решительно прерываемых пулемётными очередями, в ближайшее время не планируется. Но это только в ближайшее. Исторический пример учит, что они непременно будут в том случае, если мы не сможем выучить щедро предоставленный судьбой урок и не пойдём на следующий виток развития! В этом и состоит невероятная ценность 7 ноября. Условно, именно эта дата является тем самым местом, где мы «свернули не туда». Нам нужно решительно отринуть веру в халяву, когда кто-то где-то что-то решит за тебя, в то время как ты преспокойно спиваешься или занимаешься грабежом и торговлей Родиной. Нам не нужны навязанные сказки о достижении заоблачной всеобщей справедливости — русские люди понимают справедливость по своему, интуитивно, и другой, к счастью, не приемлют. Нам нужен лишь конкретный механизм, который позволит реализовывать необходимые для народа и цивилизации блага, а не плясать под чужую дудку, выбирая из двух проигрышных вариантов. Но для этого, нам предстоит построить и новый народ, и новую цивилизацию.

Механизм достижения столь масштабной цели человечеству давно известен и не является секретом. Заключается он в естественной структуризации общества, если проще — общинности. Именно она консолидирует население в единый организм, где каждый индивид в достаточной степени развит, замотивирован и защищен от информационных вирусов. В противовес западной Системе, где каждый индивид в нужной степени отуплён, подавлен и открыт любым внушениям. В условиях современных телекоммуникаций, давно являющихся стержнем формирования общественного сознания, построение общины любых размеров является вопросом компетентности и ресурсов. Как известно, 5% населения будет достаточно. Их отсчет уже начался.

 


Поддержите проект