История повторяется

Родина мать зовёт

 «Мы спасены!» — сэр Уинстон Черчилль, после
известия о нападении Германии на СССР.

Ровно семьдесят четыре года назад, прекрасный воскресный день навсегда вошел в историю, как день начала беспрецедентного военного конфликта, обернувшегося без малого полусотней миллионов жертв, среди которых подавляющее большинство — мирное население. Двадцать второго июня одна тысяча девятьсот сорок первого года крестьяне  юго-западных регионов нашей страны, только-только начавшие свой долгий трудовой день, услышали сигнал, впечатавшийся в генетическую память и до сих пор вызывающий безотчетный страх — звук сирены воздушной тревоги, поставивший точку в мирной жизни всей страны.

Вдоль границы СССР и Европы сконцентрировалась невиданная ни до, ни после группировка вторжения, насчитывающая рекордные 182 дивизии и 20 бригад личного состава (совокупно около  5 миллионов человек), почти 50 тысяч орудий и миномётов, более четырех тысяч самолётов, столько же танков и штурмовых орудий, а так же 250 кораблей. Цель Гитлера и стоящих за ним сил была проста и понятна — в кратчайшие сроки взять Москву и навсегда стереть Россию не только с карты мира, но и из учебников истории. Знаменитый план «Барбаросса» предусматривал достижение победы за три месяца. И только благодаря мужеству и самопожертвованию наших дедов и прадедов, убивших всех, кто хотел убить их, мы сегодня имеем возможность обсуждать этот план в качестве свободных людей, а не будучи рабами-унтерменшами.

Сегодня те, кто по милости Божьей не попал в концлагеря, любят говорить, что Советский Союз был не готов к нападению. Не отягощенные интеллектом личности утверждают, что Сталин ничего не знал о готовящемся вторжении. Таким людям не хочется даже сочувствовать. Дело даже не в их полнейшей некомпетентности, а в банальном отсутствии логики.

Война между СССР и Германией, а по сути объединенной Европой, была не просто предсказуема — она была неизбежна. И СССР тщательно готовился, перебрасывая солдат из-за Урала на планируемую линию фронта, а тяжелую промышленность перенося наоборот, за Урал, подальше от фронта. Только в представлении ни на что не годных либералов эвакуация производства выглядит как выбрасывание станков на бескрайние просторы тайги, где необученные оленеводы сразу же начинают клепать танки. В реальном мире так, к сожалению, не бывает.

Тем не менее, не смотря на все подготовительные мероприятия, потери советских войск в первые дни войны были колоссальны. Главной причиной было незнание до последнего момента основных направлений вторжения противника и оттого равномерная концентрация собственных войск вдоль всей линии фронта, общей протяженностью более трёх тысяч километров. Второй причиной являлась недостаточная боевая слаженность недавно организованной Красной Армии, всего год назад с  весьма скромными успехами воевавшей с дикими финами на боевых лосях. Ну и наконец было откровенное предательство, например приказ Д. Г. Павлова, командующего войсками Западного фронта, сливать бензин и снимать вооружение с самолётов буквально за пару дней до начала наступления противника. Впрочем, военное время исключительно не любит предательства и сам Павлов был осужден и расстрелян спустя месяц после своей выходки.

О готовности СССР к нападению говорит тот факт, что в первый день войны лучшие ассы Люфтваффе потеряли около трёхсот самолётов. Это больше, чем в любой день последовавшей войны.  Для сравнения, при захвате Польши, Германия потеряла всего 130 самолётов.  Еще более показательны действия Черноморского флота, в первый день войны не потерявшего ни одного корабля. Одним словом, все разговоры о внезапном нападении Германии на беззащитный Советский Союз являются либо намеренным искажением фактов с целью переписывания истории, либо банальной безграмотностью.

Что же касается политического решения не начинать войну первыми, тут можно много дискутировать о причинах и последствиях такого поведения Сталина. Конечно, США, изначально финансировавшие приход к власти Гитлера и наверняка науськивавшие его против СССР, увидев скорый и неотвратимый крах своих планов, начали помогать СССР. Но стоила ли такая сомнительная помощь миллионов жизней наших сограждан, отданных в угоду политическим играм и ставших разменной монетой в борьбе за власть и благосостояние западных финансовых элит?  Очень много можно придумать, если пуститься в размышления «А что было бы, если бы…?» Однако, как известно, история не имеет сослагательного наклонения.

С другой стороны, исторический процесс непрерывен и, зачастую, цикличен. Для многих неочевидно, что сегодня мы имеем ситуацию, пугающе похожую на ту, что была меньше века назад. Российская армия, после распада СССР находившаяся в тяжелейшем состоянии, сейчас постепенно набирает силу, переобучается и получает новые образцы вооружения. В военную промышленность направляются огромные средства, целые заводы получают новую жизнь. На смену неудавшемуся Третьему Рейху в Европе пришел блок НАТО, похожий на захваченную Гитлером территорию даже географически. У наших границ проводятся демонстративные военные учения, на фоне нескольких действующих горячих точек, где наши западные «партнёры» зарабатывают свои кровавые доллары. И, для полного соответствия, подписываются всё новые и новые «пакты Молотова-Риббентропа».

Даже линия фронта до боли напоминает тогдашнюю диспозицию, с той лишь разницей, что Прибалтика и Украина уже в руках врага, а первый планируемый открытый удар даже не маскируется — Приднестровье. Только вместо группы армий «ЮГ» под командованием генерала-фельдмаршала Герда фон Рундштедта, сегодня имеем толпу мародеров под управлением эффективного менеджера Мишико, обожающего маленькие победоносные войны.

Но похоже, что некоторые осознают начало войны лишь в тот момент, когда в холодном липком поту проснуться от протяжного воя сирен ГО и ЧС. Только в этот момент в их разжиженном мозжечке, стимулируемом непривычным выбросом адреналина, начнет биться мысль — а что же теперь делать? Скорей всего, многие так и не успеют найти ответ, погибнув в первых боях с превосходящими силами более наглого и хорошо подготовившегося противника.

Чтобы такого не произошло, готовиться нужно заранее. Искать светлую цель, ради которой можно будет со спокойной совестью отдать свою жизнь или забрать чужую. Специально тренироваться для этого физически, психологически, морально и интеллектуально. Риторика пацифизма и гуманизма придумана для того, чтобы сделать людей более управляемыми, это настоящий информационный вирус. Защищаться от него чрезвычайно сложно, как в прочем от чего угодно. Любая защита проигрышна по умолчанию, и наши предки хорошо это знали, отразив свою мудрость в поговорке «Лучшая защита — это нападение».  Так что близиться время действовать, если уж быть войне — пусть она будет подальше от наших домой и поближе к домам тех, кто собрался безнаказанно заработать на наших жизнях.

Осознание этого очень важно, хотя для тех, кто погряз в страстях нашего искусственного мира и никогда не сталкивался с войной лицом к лицу, сделать это очень сложно. Но видеть ужас в глазах своей жены и детей прячась от бомбардировки в подвале собственного дома во сто крат тяжелее. Да и понимание, в тот момент, будет уже запоздалым.


Поддержите проект