Чужие среди нас

отрезанная голова октябрьское поле

Иногда реальность приобретает такие извращенные формы, какие не под силу представить даже воспалённому воображению откровенно душевнобольного. Обычно в такие моменты жизнь тех, кто стал невольными свидетелями таких «сбоев в матрице», навсегда разделяется на «до» и «после».  Так, например, среднестатистический российский менеджер низшего звена, забежавший между делом в пункт быстрого питания, вряд ли мог когда-нибудь предположить, что выбросив остатки курицы в урну и шагнув из пропахшего специями и пустыми заботами помещения в агрессивный внешний мир, он нос к носу столкнётся с осязаемым представителем альтернативной, казалось бы отстоящей на тысячи километров реальности.  И речь вовсе не о пребывающих в самолюбовании кришнаитов и без того заполонивших наши улицы своими агентскими сетями. Речь о том, что представитель «другого мира» внезапно протягивает тебе не сомнительную литературу неизвестных «гуру», а голову русского ребёнка, кухонным ножом отделенную от тела, к тому моменту находящегося в эпицентре охватившего родную квартиру пожара. Несмотря на всю невероятность, именно такая, до скрежета зубов ужасающая фантасмагория приключилась около станции метро Октябрьское поле погожим утром последнего дня зимы в год, когда война с международным терроризмом уже неопровержимо ступила на нашу землю.

Совершенно очевидно, что с этого момента пошел отсчет не на десятилетия и годы, а на месяцы и недели до того момента, когда даже самые недалёкие и аполитичные личности вынуждены будут стать теми самыми «солдатами уличных боёв», о которых они раньше слышали в лучшем случае из субкультурных песен. Обладая некоторым опытом в плане боевых действий, глубоким пониманием ситуации с нелегальными мигрантами и отсутствием иллюзий относительно грядущих потрясений, мы считаем своим долгом провести максимально объективный разбор случившегося. И сделать это не для того, чтобы на волне популизма начать собирать свой электорат, а для того, чтобы постараться донести реальную ситуацию с её не радужными перспективами тем, кто еще не окончательно потерял разум и сохранил способность не только слышать, но и обдумывать услышанное.

Итак, отбрасывая, насколько это возможно, эмоции, попробуем посмотреть на ситуацию еще раз. Чуть ли не в центре Москвы происходит убийство с особой жестокостью, совершенное гражданином другой страны, пребывающим на территории Российской Федерации незаконно. Кроме того, не предпринимается никаких попыток сокрытия преступления — наоборот, оно совершается напоказ. Жертва тоже выбирается из того расчета, чтобы вызвать максимальный резонанс в обществе, одновременно сведя к минимуму риск провала. В пользу того, что произошедшее является спланированной акцией говорит и до невероятности «удачный момент», когда, говоря о заказчиках, можно сбиться со счета тех, кому это может быть выгодно — как внутри нашей страны, так и за её пределами. К сожалению, полное понимание ситуации не может быть достигнуто без установления мотивов убийцы. Разберем все возможные версии.

Практически сразу после задержания, в  СМИ стала просачиваться информация о том, что «подозреваемая в убийстве» неадекватна. Вообще, существо, которое совершило подобное злодеяние, сложно упрекнуть адекватностью независимо от употребления наркотических веществ или нахождения в состоянии аффекта. К тому же, маниакальная системность действий до и после убийства говорят о несостоятельности обеих версий. Ну невозможно находясь в неадекватном состоянии заранее заготовить религиозные одежды и горючую жидкость, а после убийства хладнокровно завернуть отрезанную голову в пакет, отмыть руки от детской крови, на такси добраться до метро, устроить там импровизированное «камлание», а после этого еще и выкрикивать более чем осмысленные лозунги, не предвещающие Русским ничего хорошего. Тот, кто поверит, что это могла проделать сумасшедшая, очевидно, сам является сумасшедшим.

Второй, действительно важной деталью, ставшей достоянием общественности, была информация о том, что задержанная объясняет свои действия потрясением на фоне измены возлюбленного. Первоначально это тоже казалось полнейшим бредом, однако позже стали известны дополнительные нюансы, а именно то, что не успевшая к тридцати восьми годам обзавестись сорока кошками одинокая узбечка вместе со своим ухажером-таджиком посещали его малую родину. Неискушенному в тонкостях Востока обывателю эта информация, конечно, ничего не даст. Специально для них поясняем, что сейчас в Таджикистане очень активно действует террористическое подполье, с подачи главных спонсоров готовящееся устроить нам нечто среднее между вторым Афганистаном и третьей Чечней.  Так же не лишним будет понимание того, что восточные общество обладает очень сильными горизонтальными связями, по которым любая информация разносится не хуже чем по Интернету. Кстати о нём.

Третьим важным и, по сути, исчерпывающем фактом является совсем недавно ставший известным момент — продолжительное время, от возвращения из Таджикистана до совершения убийства, «подозреваемая» очень много времени проводила в социальных сетях, общаясь не на русском языке и подолгу молясь у себя в комнате. Откуда следствию известны столь интимные детали жизни незаконной эмигрантки? Тут не обойтись без коронной фразы некогда известного, а затем «поехавшего» на конспирологии сатирика — наберите воздуха в грудь! Всё дело в том, что убийца не просто подрабатывала няней у семьи, не имеющей иной возможности проявить заботу о ребёнке-инвалиде. Она, получая зарплату в 30 т.р., жила вместе с ними. В съёмной трехкомнатной квартире. Почти два года. И, если этого вдруг мало для осознания степени деградации современного института семьи, добавим, что заметив странности в поведении няни, родители использованного в роли сакральной жертвы ребёнка не предприняли никаких решительных действий.

Исходя из полученной информации, можно составить достаточно правдоподобную картину произошедшего и сделать соответствующие выводы. Нелегальная эмигрантка из страны, которая является плацдармом для будущей агрессии против России, была простодушно и незаконно принята индивидуалистической «ячейкой общества» в качестве члена «семьи».  Во время очередного визита в родные края, «няня» наверняка поделилась с окружением своими успехами в покорении Москвы, что не могло остаться незамеченным. Доподлинно неизвестно каким образом (непосредственно на месте или позже, дистанционно), на «счастливую няню» вышли представители радикальных исламистских организаций, сегодня являющиеся одним из главных инструментов внешней политики наших безумных «западных партнёров». Далее путём контролируемого конфликта и/или давления (например, угроз расправы над родственниками, проживающими в Узбекистане), объект воздействия планомерно накачивался до кондиции «джихадоняни». К слову, то что угрозы самоподрыва оказались пустым звуком, отнюдь не о безумии няни, а о недоработке со стороны террористической сети. Сложись ситуация иначе, всё могло бы быть намного, намного хуже. Однако и то, что полицейские около часа боялись подойти к «подозрительному лицу» у метро, еще не говорит о некомпетентности наших спецслужб, вынужденных реагировать на каждый шорох.

Хотелось бы сказать, что конец истории теперь хорошо известен всем, однако это далеко не так. Произошедшая трагедия отнюдь не конец — это только начало. Начало новой, кровавой страницы истории, в которой исповедуемая и постоянно развиваемая Западом стратегия «гибридной войны» приобретает всё более изощренные в своей бесчеловечности формы. Впрочем, ничего нового в этом нет. Война объявлена давно и случившееся нужно воспринимать именно с этой точки зрения, пугающе непривычной для гражданского человека. Радикальная исламистка с отрезанной головой ребёнка в Москве — это не конфликт культур, не личная трагедия, и, к сожалению, не бред сумасшедшего. Это акт прямой военной агрессии против России, осуществленный как часть глобальной стратегии по её уничтожению, планомерно реализуемый теми, кому наше существование на Земле не представляется целесообразным и кто заслуживает полной взаимности.

Ситуация значительно осложняется тем, что в ту же глобальную стратегию входит взращивание внутренних врагов, которые не преминут  воспользоваться подобными (а это, скорее всего, будет не единичная акция) случаями для дестабилизации обстановки внутри страны, нарочно путая причины со следствиями и преподнося даже минимальные защитные шаги Российской Федерации как необоснованную агрессию, приводящую к дополнительным проблемам. Таким образом, поддерживая максимально травоядное состояние общества, враг надеется c минимальными усилиями произвести захват, колонизацию и окончательное уничтожение того, что еще осталось от Русского народа.

Основной задачей тех, кто не согласен с уготованной ролью обезглавленных жертв, является скорейшее понимание своих реальных позиций и выработка стратегии противодействия, в которую не входят бессмысленные топтания с плакатами и импровизированные суды Линча. Очевидно, что случившегося можно было избежать, будь наша миграционная политика более жесткой. Тем не менее, формальное «закрытие» границ отнюдь не является панацеей. Проникнуть на территорию можно и полностью нелегально, «по черному», вслед за этим выполнив акт устрашения и, по возможности, так же незаметно покинув страну. Впрочем, от расходного материала под названием «шахиды»  этого обычно не требуется. Проблема намного глубже и серьёзнее. Глубокое внедрение исламистских агентов, подобных главной «героине» статьи возможно до тех пор, покуда находятся люди, готовые их принимать. Это касается и социально безответственного бизнеса, и коррумпированных чиновников, и таких «ответственных» родителей. Как бы цинично это не звучало, главными нарушителями закона и виновниками трагедии являются именно родители убитой девочки. В нормальном, общинном обществе, подобную ситуацию вообще невозможно представить, а следовательно, движение к идеалам общинности является одной из неотъемлемых мер по предотвращению подобных ситуаций в будущем.


Поддержите проект