Чти уголовный кодекс и Царя

В России любят скандалы и не любят хорошее кино — видимо, основываясь на этих двух принципах, в столетнюю годовщину октябрьской революции на экраны решили выпустить картину «Матильда», повествующую об отношениях последнего русского царя Николая II и танцовщицы балета Матильды Ксешинской. Об исторической правдивости данного произведения и его моральном посыле можно рассуждать очень долго, но сегодня мы поговорим о другом.

Чем, в первую очередь, знаменательна эта кинокартина? Пожалуй, тем, что она стала самым обсуждаем в России фильмом еще до своего появления на большом экране, а скандал, связанный с производством и прокатом, разгорелся на самом верху. Инициатором пристального внимания общественности к творению Алексея Учителя стала небезызвестная  Наталья Поклонская, бывшая няша-прокурор Крыма, а ныне депутат Государственной Думы. Возмутившись сюжетом фильма, порочащим честь Царя и развращающим умы молодёжи, Поклонская инициировала проверку фильма на наличие материалов, оскорбляющих чувства верующих. В это же время в интернете собрали более 20 тысяч подписей против показа фильма. К протесту присоединились и некоторые общественные организации православной направленности, в грубой форме выразив свое несогласие и призвавшие кинотеатры отказаться от показа. Учитель, правда в долгу не остался и подал встречные иски с просьбой проверить активистов на экстремизм. Не удовлетворившись результатом, Поклонская инициировала еще одну проверку, на этот раз финансовой отчетности… И конца процесса пока не видно. По мере накала страстей, в скандале начали появляться всё новые лица и выясняться всё новые нелицеприятные подробности, касающиеся, в первую очередь, «национальной особенности» оффшорного финансирования проектов и последующего распределения средств.

Так кто же прав в сложившейся ситуации? Прислужники культуры, привыкшие пилить бабло и снимать кал за государственный счет или радикальные критики, обещающие сжигать кинотеатры? Очевидно, неправы обе стороны. Адекватным людям от этого, правда, не легче и их продолжает мучить болезненное осознание неправильности происходящего. Художественные произведения должны укреплять культурную идентичность народа, развивать патриотизм, вызывать гордость за своё отечество. Многие могут оспорить это утверждение, дескать, искусство, как часть культуры, это, прежде всего, самовыражение автора и не может подвергаться цензуре. Это справедливо, но только если речь идёт о внешней цензуре. Но есть еще внутренняя цензура, более известная как совесть. И именно она, в конечном счете, определяет пригодность конкретного произведения для использования его в развитии культуры. Культура не бывает плохой или хорошей — она может быть своей или чуждой. Своя культура воспевает и поддерживает народ вместе с его традициями и ценностям, чужая тоже, только народ в этом случае, другой. В том же редком, хотя всё более популярном, случае, когда культура и искусство занимаются не укреплением и воспеванием народа, а соревнуются в степени свободы волеизъявления автора, более похожей на глубину грехопадения, то это уже и не искусство вовсе, а его инерция, добивающая и без того разрозненное индивидуалистическое общество. Впрочем, оно этого достойно.

Как народ не возможен без культурного фундамента, так и настоящая культура невозможна без воспеваемого ею народа. А поскольку русского народа на сегодняшний день нет, создавать его нам придётся вместе с новой культурой, в которой не будет места самобичеванию и разврату, но только лишь здоровое восхищение и героизм. Нам нужна «эффективная» культура, приоритетом которой будет война и размножение!


Поддержите проект