Четыре вида контроля

методы тотального психологического контроля

Многим современным людям необоснованно кажется, что в своей повседневной деятельности они свободны. Точнее, они замечают только грубый, зримый контроль со стороны государственных структур, а вся остальная деятельность собственной «яркой личности» кажется им свободной и независимой. Это неудивительно: самым эффективным контролем был и остаётся контроль незримый. Различные медиа прилагают титанические усилия к тому, чтобы окормляемый ими «пипл» продолжал считать себя тем более свободным, чем сильнее он на самом деле вязнет в незримых, но цепких сетях тотального контроля.

Прошедший год активно освещаемых боевых действий показал множество на первый взгляд плохо объяснимых феноменов человеческого поведения, которые, однако, оказывали сильное влияние на ход всех процессов и их конечный результат.  «Война — это та же мирная жизнь, просто сконцентрированная до предела». Поэтому именно  в ходе боевых действий многое скрытое становиться явным — наглядным и зримым. Очень важно иметь понимание, почему в условиях боевых действий люди ведут себя настолько иррационально, что особенности их поведения зачастую приводят к тяжёлым неоправданным потерям, досадным неудачам и необоснованной дискредитации нашего общего дела.

Для объяснения этого явления отлично подходит концепция  «четырёх видов насилия», или, в более корректной формулировке, «четырёх видов контроля». Речь идёт о том, что обычно в обществе поведение человека контролируется четырьмя типами воздействия: физическое насилие, товарооборот, финансы и психологическое давление.

С физическим всё понятно — начиная с «дам в глаз» и заканчивая тюремным заключением и тому подобными малоприятными вещами. Товарооборот включает в себя доступ к различным товарам и наоборот, ограничение его, что в современном обществе потребления является весьма важным параметром, способным существенно повлиять на поведение человека. Финансы включают всё многообразие оборота денежных средств и различных их заменителей, причём, помимо прямого контроля количества поступающей к объекту манипуляции денежной массы, разработано огромное количество косвенных способов воздействия. Ярким примером такого воздействия является изменение курса валюты и соответственно, её покупательной способности, когда формально человек получает столько же, сколько и раньше, но по факту оказывается скрученным «в бараний рог». Психологическое давление высшая и самая сложная форма контроля, но и самая результативная. Начиная с прямого волевого подавления объекта манипуляции и заканчивая сложными схемами, когда происходит глубокая подмена понятий в мозгу объекта вплоть до того, что он начинает действовать в ущерб себе, полагая при этом, что делает всё правильно.

Разумеется, здесь возможно огромное количество дополнений и уточнений. Начиная с того, что зачастую намного выгоднее создавать не настоящие товары, а «продукты» — различные виды симулякров, в очень малой степени состоящих из материальной компоненты и в гораздо большей из «престижа», «бренда», «моды» и так далее. Достаточно ярким примером этой тенденции являются различные «эпплы», «хьюлетт-паккарды» и «бентли», львиная доля заоблачной, по сравнению с аналогами, цены которых слагается не из преимущества в качестве, а из убеждённости покупателей, что «они этого достойны». Трудно определить, какого вида контроля здесь больше, но сам факт подмены понятий и искусственного влияния на мыслительные процессы человека, как говорится, на лицо.

В обычных условиях на человека непрерывно, с момента рождения,  действуют все четыре обозначенных типа контроля и он так привыкает к их воздействию, что даже не замечает этого. При этом, когда заводятся популярные разговоры о «свободе», то как правило, по меньшей мере одна из сторон лукавит, выпячивая на передний план понятие  «свободы» всего лишь как уменьшение степени воздействия одного из видов контроля. При этом деликатно умалчивается о пропорциональном, а зачастую даже превосходящим по мощности, усилении  оставшихся видов.

Условия боевых действий, особенно иррегулярных, очень  интересны тем, что в них резко ослабевает большинство привычных видов контроля. Например, потребность в товарном обеспечении. Даже при самом плохом снабжении, самое необходимое — пропитание и боекомплект — чаще всего имеется. В условиях постоянной угрозы для жизни и здоровья завышенная значимость якобы необходимых вещей материального мира очень быстро становится очевидной. Также в значительной степени снижается влияние финансового фактора, в первую очередь, за счёт относительного отсутствия средств у всех или почти всех окружающих. Разумеется, если деньги есть – это хорошо, но как могут подтвердить многие из побывавших «там», можно месяцами обходиться без копейки наличности и не придавать этому факту никакого значения.

Но, как известно, свято место пусто не бывает, и значение двух оставшихся рычагов манипуляции, физического и психологического, резко возрастает. При этом, если человек достаточно психологически стоек, чтобы быть индифферентным к попыткам психологического подавления, а также достаточно решителен, чтобы оказать вооружённое сопротивление, возникает любопытная и невозможная в других условиях ситуация — внезапное избавление от всех видов контроля сразу.

В этих условиях необходимо иметь очень сильную психологическую закалку, высокий уровень самоконтроля, а главное развитую систему высших ценностных установок чтобы не «соскочить с резьбы». Такими установками могут быть религиозные, идеологические и другие виды «моральных компасов». В противном случае, очень легко впасть в другую крайность и начать использовать собственное бесконтрольное состояние для транслирования повышенного насилия в окружающий мир. Проще говоря, начать мародёрствовать, насиловать и иными неприглядными способами использовать образовавшееся отсутствие внешнего контроля.

Здесь необходимо сделать существенное дополнение. Наличие личного вооружения является необходимым, но не достаточным условием освобождения от контроля. Формулировка «достаточно решителен» подразумевает необходимость избавиться от крайне вредной на войне иллюзии — переоценки важности собственной жизни. Нет бессмертных людей и жизнь такая штука, что живым из неё не выбраться. К примеру, в кодексе самураев сказано: «Чтобы быть совершенным в бою, надо представить себя мёртвым — тогда страх будет не властен над тобой». Только истинная, а не показная готовность идти до конца, в любой момент быть готовым убивать и быть убитым, позволяет даже в самых тяжелых условиях действовать наилучшим образом.

Всё вышесказанное и позволяет объяснить ряд психологических феноменов, которые проявляются только на войне. Например, повышенная сверх всяких границ чувствительность бойцов и командиров к слухам, сплетням, различной дискредитирующей информации об окружающих, в том числе хорошо им известных лицах. Легко, безо всякой проверки, могут быть приняты на веру самые нелепые слухи. Зачастую негативное отношение возникает и вовсе при полном отсутствии фактического субстрата, просто на основании того, что кто-то «романтик», «не такой как все» и так далее.

За долгие годы жизни при тотальном и всестороннем  контроле, человек настолько привыкает к давлению, что при ослаблении одного или нескольких направлений, стремится компенсировать за счет оставшихся. То есть, охотно и самостоятельно, хотя и неосознанно, индивид усиливает их значение, чтобы вернуться к привычному состоянию  манипулируемого. При этом физический контроль путём применения грубой силы в боевых условиях зачастую чреват пулей в ногу, а то и в голову. Разумеется, этого никто, за редчайшим исключением, не хочет. Потому для повышенной чувствительности остаётся только усиление психологической компоненты контроля. Так и возникает повышенная готовность  и склонность охотно поддаваться этому влиянию.

Противник, благодаря десятилетиям и миллиардам долларов, потраченным на развитие психологических программ контроля, более чем осведомлён о таких особенностях. На Западе существуют целые институты, изучающие прикладную психологию и активно применяющие свои знания для бескровного сокрушения целых стран. Давно разработана целая система создания и распространения информации, призванной в психологическом плане подавить, дискредитировать, поссорить между собой и ещё сотней различных способов осуществить психологическое насилие над теми, кто встанет на пути «распространения демократии». В нашей стране, к огромному сожалению, это стратегически важное направление практически заброшено еще со времён окончания холодной войны.

Вывод достаточно очевиден. В экстремальных условиях, ярчайшим примером которых являются боевые действия, привычная для человека среда вместе со всеми видами контроля фактически перестаёт существовать. Результатом таких кардинальных изменений становится повышенная уязвимость обычного человека, в первую очередь, к психологическому воздействию. Опытный в этом отношении противник вполне закономерно стремится воспользоваться такой ситуацией и сосредотачивает огромные ресурсы в сфере психологического воздействия и контроля. Следовательно, нужно быть заранее готовым к этому и заранее воспитывать в себе настоящего Воина и Человека.  Чтобы в критической ситуации вести себя достойно, и  не только не стать тупой безответной жертвой, но выстоять и победить, необходимо заранее, в мирное время, вырабатывать высокую психологическую устойчивость, самостоятельность мышления и действия, решимость и стойкость, а главное — высшую систему приоритетов. Только ориентируясь на ценности более высокие, нежели мелкое индивидуальное «я», можно преодолеть вал бесовской лжи, клеветы, и искусственного раздувания страстей, которыми мастерски пользуется противник в войне против нас.

 ©Евич Юрий Юрьевич


Поддержите проект