Цыгане на Майдане

цыгане ненавижу цыган большой куш

Даже среди самых толерантных и политкорректных граждан чрезвычайно сложно найти таких, кто лояльно бы относился к совершенно уникальному социальному явлению под названием цыгане. Несмотря на многочисленные, иногда достаточно удачные, попытки романтизации цыганского образа жизни, практически любой человек, столкнувшись с цыганскими мадмуазелями, обворожительно сверкающими золотыми фиксами, начинает торопливо проверять карманы. Эта инстинктивная реакция выработалась за долгие века вынужденного соседства с маленьким свободолюбивым народом, не признающим светских правил, в особенности имущественных. Но в кой-то веке экспроприация коснулась самих цыган.

В поселке Плеханово, что под Тулой, нежданно образовался собственный майдан со всеми надлежащими атрибутами — горящими покрышками, противостоянием с полицией и ОМОНом, летящими камнями, толпой кричащих людей с палками и так далее. Не то, что бы это было сильно значимое событие — происходящее стоит воспринимать скорее как своеобразное развлечение для обоих сторон конфликта. Тем не менее, эта ситуация чрезвычайно показательна, особенно по части сравнения с укроповскими евромайданщиками. Единственное их сходство заключается в особом отношении к российскому газу, который и те и другие привыкли без зазрения совести незаконно присваивать и использовать. А дальше начинаются нюансы.

Хорошо известно, за чьи идеалы стоял Евромайдан и к каким реальным последствиям это привело. Поддержав чужую идею, из-за нескольких тысяч безумных людей миллионы потеряли какую-никакую страну. Десятки тысяч потеряли жизнь. Все внушенные стремления обернулись против исполнителей. А теперь взглянем на цыган. По итогам ожесточенного противостояния никто серьёзно не пострадал, никаких официальных обвинений не предъявлено. Несмотря на врезку в газовую магистраль и незаконную застройку, цыгане не только не понесли наказания, но и получили предложение о переезде в другое место, но даже после такой халявы всё равно продолжали возмущаться! Почему?

Все дело в том, что цыгане — общинный народ. Можно сказать, что общинность цыган имеет гипертрофированно примитивную форму, но тем не менее, о её наличии спорить не приходится. Все прекрасно знают, чем в основном промышляют цыгане, да они и сами не особо это скрывают — только продолжают улыбаться и ссылаться на загадочную цыганскую душу. То, что их маленькие «империи», стихийно возникающие то там, то тут, строятся на кражах, наркоторговле, попрошайничестве и прочих нелицеприятных вещах, их нисколько не смущает. Отсидят друг за дружку срок, если вдруг поймают, и снова за привычное дело. И таким нехитрым макаром они продолжают выживать несмотря ни на что еще со времён исхода из Индии, то есть больше двух тысяч лет.

Не то, чтобы цыганский образ жизни был правильным или привлекательным. Они, скорее, эдакие маргиналы от общинности. Но сам факт их существования говорит в пользу чрезвычайной эффективности общинной идеологии в организации социальных взаимоотношений, в других формах, по сути, невозможных. Общинность обеспечивает выживание в самых сложных условиях, постепенно преодолевая их и выходя на уровень опоры, основы и гаранта государственности. Но цыгане в этом отношении исключительно примитивны и ленивы — они попросту обрубили все неудобные по их мнению моменты, лишив себя здорового целеполагания и оставив только заботу о выживании ради выживания. Поэтому их не только ненавидят, но и презирают. Чистую же ненависть нужно еще заслужить. А самая хорошая и выгодная ненависть — это страх.

P.S. Ксения Собчак не торопилась ехать поддерживать цыганский бунт — боялась украдут.


Поддержите проект