Тройные стандарты

Правозащитники в России, да и по всему миру, очень любят защищать права детей. Оно и понятно, ведь в детях будущее и от того, в какой атмосфере пройдут их лучшие годы, зависит мировоззрение грядущих поколений, которым сегодняшние дети передадут свой опыт. Но вот что удивительно: когда речь заходит о выдуманных опасностях, вроде дедовского способа воспитания отцовским ремнём, «прогрессивная» общественность с пеной у рта начинает защищать детей, призывая даже изымать их из тех «неблагополучных семей», в которых родители еще пытаются заботиться о воспитании своего чада; но когда дело касается реальных проблем, все как один умолкают, впрочем, без всяких признаков стыда. Почему же так происходит?

Попробуем разобраться на простом и понятном примере, за которым не нужно далеко ходить. Если вы хотите в полной мере ощутить отношение прозападного мира к русским детям — милости просим на «Аллею Ангелов» в Донецке. Этот мемориальный комплекс, появившийся пару лет назад, посвящен детям Донбасса, павшим жертвой агрессии фашиствующего преступного режима, захватившего власть на Украине. Совсем недавно, 1 июня 2017 года, в Донецке появился отдельный памятник — на момент открытия, он увековечил память двум сотням оборванных невинных жизней. Помните, какой поднялся скандал в мировых СМИ по этому поводу? Нет? Все верно, его не было. Потому что ни западным правозащитникам, ни отечественным либералам, ни продажным СМИ не интересна судьба русских детей. Даже католические «священники», которые подвержены «любви» к детям куда больше правозащитников, ни слова ни сказали по этому поводу. Зато все увлеченно защищают мифических чеченких геев.

В принципе, тут всё совершенно логично. Каждый человек, будь он хоть трижды больной на голову, защищает то, что ему ближе, что он ценит. Европейский журналист волнуется о геях? Ничего удивительного. Американцы защищают «демократические ценности»? Ну естественно. Креаклы отстаивают бездельников и попрошаек? Само собой разумеется. Но есть в этой схеме один нюанс, выходящий за привычные «цивилизации» рамки рационального. Дело в том, что человеческие чувства, отличающие его от механизмов для потребления, не поддаются рациональному объяснению, они иррациональны по самой своей природе. И, к тому же, очень сильны. Те люди, кто видел чужую трагедию, особенно в военное время, не могут оставаться к ней безучастными. Особенно, если трагедия эта разворачивалась на глазах, еще не замутненных информационными вирусами постмодерна.

Те дети, которые пережили ад войны, став взрослыми не забудут свои обиды. И те взрослые, которые потеряли своих детей — тоже. Безучастность «цивилизованного» мира порождает целое поколение, которое пронесёт в своём сознании чистую незамутнённую ненависть к этому самому миру. И, рано или поздно, вернёт ему долги вместе с процентами. Тогда мазохистские наклонности выродившегося меньшинства будут с избытком удовлетворены теми, кто ищет простой человеческой справедливости. А лицемерные выкрики о сохранении мира ради реального продолжения войны сменятся реальной войной за вечный мир.


Поддержите проект