Страна и мир после брюссельской трагедии

александр тутов

Архангельский писатель, руководитель регионального отделения движения «народный Собор» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов – о том, что необходимо стране, чтобы избежать потрясений.

Жертвы «толерантности»

Александр Тутов: — Когда майдан был еще в самом разгаре, мы предсказали, чем это все закончится. К сожалению, мы оказались Кассандрами. Лучше бы ничего этого не произошло на Украине. У нас есть достаточно уважаемый единомышленник – Захар Прилепин.

Анатолий Беднов: — Регулярно читаю его статьи, в частности, на сайте «Свободная пресса», посвященные украинской теме. Во многом именно из-за принципиального расхождения по украинскому вопросу, отношения к майдану, Крыму, Донбассу он противостоит сегодня российскому либеральному лагерю.

А.Т.:  — Я тоже к публицистике Захара отношусь наиболее уважительно. Он – очень хороший публицист, хотя у него более левые взгляды на многие вещи. А у меня более правый. Но при этом он не радикальный левак, и мы не радикальные правые. Но отношение к либералам у нас похожее. У меня тоже случилось расхождение с рядом моих либеральных и околокоммунистических (вроде «Сути времени») знакомых. Не со всеми, но с некоторыми, потому что, с моей точки зрения, они делают провокационные вещи. При этом могу признаться, у меня всегда были хорошие отношения с Михаилом Касьяновым, что бы про него не говорили. Я считаю, что он был, наверное, лучшим премьером нашего правительства. Но его поворот в крымском вопросе («отдадим Крым Украине») прервал мои отношения с ним. А раньше мы с ним находили общий язык, хотя у меня взгляды скорее националистические. Так же и разочарование в Андрее Макаревиче, с которым я, к счастью, не дружил.

А.Б.: — То же можно сказать и про некоторых националистов, принявших украинскую сторону. Особенно из числа приверженцев неоязычества.

Когда я подарил сборник «Поморские беседы» Петру Кирпите, он пролистал наши диалоги по Украине и начал доказывать: на Украине на самом деле все обстоит не так, как здесь написано. Так же в России есть поборники региональной самостийности (группы вроде «Свободной Карелии», «Ингрии» и т.д.), одновременно выступают против независимости или просто автономии Донбасса: как, там же «ватники»…

А.Т.: — Можно по-разному относиться к ситуации, можно не любить правительство, еще какие-то вещи. Но мы любим свою страну и будем защищать ее. У меня в роду были и красные, и белые казаки. Но все они любили свою страну, и в экстремальной ситуации воевали именно за нее. Тот, кто был на стороне Деникина, до этого воевал против немцев в Первую мировую.

Другой, из красных казаков, арестовывался, пострадал от репрессий, но к немцам не пошел, воевал за нашу страну в штрафбате.  То есть вопрос стоит очень четко: не любите кого угодно – хоть Путина, хоть Медведева, хоть «Единую Россию» (я ее тоже не люблю и к Медведеву особого пиетета не испытываю), но не надо их отождествлять со страной. Тем более воевать против своих, ссылаясь при этом на какой-то «комитет трехсот», «сионистов» и кого угодно. Чтобы ради борьбы против «мировой закулисы» убивать своих сограждан? Особенно сейчас, когда такая экстремальная ситуация в мире.

Недавний теракт в Брюсселе, где расположены штаб-квартиры ЕС и НАТО – вот к чему привела европейская «толерантность». Получается, что в Европу сегодня ездить опасно. Ты приехал туда – и тебя могут взорвать.

Единение Кавказа с Россией

А.Б.: — Сегодня самый безопасный город в России и в Европе – Грозный.

А.Т.: — Я никогда не был особым поклонником Рамзана Кадырова, но понимаю, что для обеспечения безопасности на Кавказе нужна именно такая фигура.

Вспомним, сколько горских воинов в начале двадцатого века героически участвовало в Русско-японской и Первой мировой войнах. И до сих пор их потомки с ностальгией вспоминают о Российской империи. А вспомним Шамиля: великий горец, который понял, что Россия – это мощное государство, с которым лучше жить в мире и дружбе. И Кавказ будет лучше жить вместе с Россией. И здесь примерно похожая ситуация возникает. Хорошо, что чеченские воины вместе с нашими спецназовцами воюют в горячих точках. И сегодня командировки в Чечню – одни из самых безопасных. В последние годы Чечня редко звучит в криминальных сводках. Если кто-то что-то и совершил, то это, как правило, выходец из Средней Азии или откуда-то еще.

«Народный Собор» занимается сейчас вопросами безопасности, в том числе на Кавказе. И меня также приглашают – и как казака, и как представителя рода Тутовых – проводить встречи с представителями различных кавказских родов.

Сегодня северокавказские народы должны объединиться с Россией. Потому что кого сегодня чаще всего убивают? Мулл, которые правильно истолковывают Коран. Ведь на самом деле ислам – миролюбивое учение. Иисус (Иса) у них – самый уважаемый пророк. Конфликтов между нами быть не должно. Недаром же говорят: когда мы были вместе, нас боялись. И мои друзья на Северном Кавказе, с которыми я общаюсь – сторонники того, чтобы объединяться во имя России. Надеюсь, что это понимание придет.

Печальный опыт современной России (теракты, взрывы) полезен тем, что спецслужбы научились работать. Это далось, конечно, большой кровью, но оказалось своевременным.

А.Б.: — Предотвращать теракты нужно на стадии их подготовки. Посильную помощь им в этом деле могут оказать и казаки.

А.Т.: — Есть казачьи объединения в столице и у нас, которые учат рукопашному бою, занимаются подготовкой молодежи, но все равно на случай экстремальных событий должна быть серьезная структура, способная защитить население.

Европа в своей толерантности дошла до абсолютного абсурда. Жалко погибших людей, но при этом приходишь к выводу, что происшедшее – это Божья кара. Я читал на официальных сайтах, что в Норвегии ребенок семи лет может выбрать, кем ему быть: девочкой или мальчиком. Это нормально, когда пить можно с двадцати одного года, а пол поменять с семи?

Или: почему я должен к кому-то относиться хорошо только потому, что он – лицо другой национальности? Я буду к нему хорошо относиться, если он уважает наши обычаи и ведет себя соответственно. Но много приезжает тех, кто не хочет работать, но хочет получать пособия. И к ним надо относиться соответственно. Если он плохо ведет себя на нашей территории, как это делают мигранты в Германии, его надо строго наказывать и выдворять.

А.Б.: — Не так давно прошла информация: из Дании был выслан студент из Камеруна, за то, что… слишком много работал и тем нарушал трудовое законодательство. То есть подрабатывать, зарабатывая себе на учебу и достойную. Жизнь – это плохо. А жить за счет пособия, не трудясь – нормально? В той же Дании есть специальные дома для алкоголиков, которые платят лишь половину стоимости жилья и коммунальных услуг, в отличие от нормальных граждан. Им же на выпивку не хватит. Вот такая гуманность к бездельникам. И после этого кто-то еще смеет утверждать, что русские – худшие работники, чем европейцы!

Русские и немцы: от вражды к дружбе

А.Т.: — Почему многие немцы сейчас ностальгируют по ГДР?

А.Б.: – Если разобраться непредвзято, это была такая красная Пруссия, где было больше, наверное, унаследовано от короля Фридриха Великого, чем от Фридриха Энгельса. Включая одну из лучших разведслужб мира «Штази», которая опять же немало взяла еще от кайзеровской разведки. А форма восточногерманских военнослужащих напоминала форму вермахта, конечно, без гитлеровской символики. В то время как западных немцев заставили носить унифицированную форму войск НАТО без национальной специфики. Разумеется, прямо об этом не говорилось, но преемственность видна, как говорится, невооруженным глазом. У них, кстати, была многопартийность, одна из партий называлась Национально-демократической. То есть и здоровый национализм там не осуждался.

По нему, собственно говоря, и ностальгируют. Тогда просто не могло быть такого наплыва беженцев.

А.Т.: — А еще мы почему-то не вспоминаем о том, что очень много немцев воевало на стороне Советского Союза.

А.Б.: — Вплоть до генералов из комитета «Свободная Германия».

А.Т.: — И среди рядового состава тоже немало. Об этом тоже надо помнить. А в ГДР была стабильность, они неплохо зарабатывали, неплохо жили. И у них не было засилья мигрантов. К сожалению, два великих народа, нас и немцев, в истории часто стравливали, а нам надо дружить. Наша энергия плюс их педантизм.

А.Б.: — Их постоянно сталкивали с одной стороны, с русскими, с другой – с французами. А в итоге выигрывал кто?

А.Т.: – «Англичанка гадит».

А.Б.: – Потом этим же стали заниматься США.

А.Т.: — Сейчас уже многие англичане активно не любят США за их политику. Я согласен: среди рядовых американцев много нормальных людей. А что касается политики: они еще с девятнадцатого века хотели весь мир под себя подмять.

А.Б.: — Именно в то время  родилась знаменитая доктрина Монро, названная по имени тогдашнего президента. Но речь в тот период шла только о гегемонии в западном полушарии, в Латинской Америке. Но постепенно амбиции США распространились на весь мир.

А.Т.: — Европа поддерживает Америку, которая заставляет европейские страны участвовать в санкциях против России. В результате Европа много всего теряет.

А.Б.: — А из Европы в Россию уже едут беженцы: от терактов, от нашествия иммигрантов, от «толерантности» власти к нетолерантным пришельцам.

А.Т.: — Бывшие российские немцы уже стали возвращаться из Германии к нам, идут разговоры о возвращении их на Волгу.

А.Б.: — И в Крым, где в средние века существовало княжество Готия.

А.Т.: — Говорят, что огромное количество прошений идет от желающих вернуться обратно в Россию, поскольку в Европе жить небезопасно.  Вроде бы спокойная, тихая Бельгия – и вдруг такое мощное потрясение произошло.

Как сохранить стабильность

При всех раскладах такой серьезный, сильный политик, как Владимир Путин, нам нужен. Но при этом президенту следовало бы обратить внимание, во-первых, на выборы, потому что нечестные выборы, засилье административного ресурса, невозможность высказаться многим патриотическим силам могут расшатать ситуацию в стране.

А.Б.: — Двойной стандарт по отношению к кандидатам от «Единой России» и оппозиционным политикам.

А.Т.: — Нечестные выборы, повышение цен, противоречивая внутренняя политика, куча новых законов, которые только запутывают людей, дают возможность противнику расшатывать ситуацию. Мы – противники майдана и сторонники сильной России, но нам не хотелось бы, чтобы в Госдуме сидели одни миллионеры и миллиардеры, решая там свои проблемы, как, к сожалению, происходит. На выборах должны быть представлены разные слои населения.

А.Б.: — Свой вклад в озлобление населения вносит и политика введения все новых запретов, часто неоправданных. Чем занимаются депутаты Госдумы? Это тоже может стать дестабилизирующим фактором.

А.Т.: — Я общаюсь с простыми людьми, и вижу, что недовольство ситуацией в стране все равно зреет, хотя большинство радуется, что Крым вернулся в Россию. Владимиру Владимировичу приходится делать в один день то, на что другому потребовалось бы десять лет. Его работоспособность помогает решать внешнеполитические вопросы, Но ему надо обратить внимание и на внутреннюю политику. Дай Бог, чтобы Россия пережила эти тяжелые события в Европе, а Европе дай Бог больше разума.

©Александр Тутов


Поддержите проект