Социальные паразиты

забивака оппозиция

Ну вот и всё, Чемпионат мира для России объявляется закрытым. Сборная сделала всё, что смогла и получилось у неё, надо сказать, весьма достойно. Теперь, будучи лишенным нашей национальной составляющей, всё это эпическое действо стоит воспринимать уже исключительно как политический инструмент, пытаясь выжать из него по максимуму. Неофициальным трендом этого ЧМ стал полный разрыв шаблонов и, можно надеяться, до его завершения еще пару-тройку шокирующих моментов успеет приключиться. Например, победит английская сборная и Владимир Владимирович передаст Кубок мира Елизавете II, пока та еще не отбыла в мир иной. Но это всё фантазии. Возвращаясь к реальности, стоит отметить, что этот ЧМ сделал многое не только на внешнеполитической арене, но и внутри страны, подарив людям столь сильное ощущение единства, что политтехнологи АП от зависти кусают локти. Но, разумеется, пробуждение русского национального самосознания — совсем не та вещь, которая может обрадовать хлипкие ряды «избранных». И вот уже заструились по информационному пространству очередные потоки желчи и русофобии.

Новый информационный вирус, который, скорее всего, будет обсасываться в разных вариантах еще долгое время после завершения этого Чемпионата, звучит примерно следующим образом: «Болеть за свою команду можно, а испытывать общий патриотический восторг при этом — нет». На первый взгляд, установка довольно сомнительная, поскольку нормальный человек и так не слишком-то смешивает эти понятия. Но вчитавшись в материалы, которые уже появляются по этому шаблону, можно понять, что на самом деле имеется ввиду. К стандартной конструкции «нельзя радоваться, пока в стране есть бедные», добавляется «нельзя радоваться вместе с богатыми». Ничего не напоминает? Да, это она самая, любимая красными утопия о безоговорочном социальном равенстве и неизбежной классовой войне. Казалось бы, уже столько раз социалистический эксперимент проваливался, а всё равно находятся люди, готовые поддерживать его ущербную логику. Наверное, это происходит от того, что психотип паразита-иждивенца, желающего при минимальных усилиях получать максимальный результат, на каком-то биологическом уровне заложен в человеческих существах. Как от этого избавиться, науке, к сожалению, пока неизвестно, да и не до этого сейчас. Мы всё еще не избавились от этого психотипа в социальном плане и это чрезвычайно огорчает.

Отойдём от понятия «красный», ведь, в конечном итоге, либерда, со своим «платить и каяться», не слишком далеко ушла, тут уже в дело вступает закон «о единстве и борьбе противоположностей», но об этом позже. Вместо оскорбительных неполиткорректных формулировок будем использовать нейтральный научный термин «социальный паразит». Так вот, чем сегодня характерен и опасен этот паразит? Вне всяких сомнений, в настоящее время страна отмечает заслуженный праздник — да, мы сделали, мы организовали, мы провели, мы добились успеха. Казалось бы, что мешает разделить радость, даже если сам ты, в силу тех или иных обстоятельств, не слишком успешен в жизни. И тут вскрываются характерные психологические девиации, хорошо описанные у Климова. Социальный паразит, как минимум в ментальном плане, всегда страдает садомазохизмом разной степени выраженности. С одной стороны, он всегда занимает позицию оскорбленного меньшинства — там он может как следует настрадаться. С другой стороны, паразиту этому хочется заставлять страдать других, поэтому он всячески мешает остальным, выпячивая свою «обиженность» сверх всякой меры. В этом плане, Россия даже не является уникальным случаем. В тех же Штатах беснование по этому шаблону поведения идёт в на порядок более агрессивной форме.

В России, к счастью, возня по большей части затрагивает только информационное пространство. Про пенсии с бензином уже сто раз было, все поняли. Для примера возьмём более ранний шаблон, когда на любую новость о построенном спортивном сооружении разворачивались многокилометровые споры о том, в какую сферу социалки можно было бы потратить эти деньги. Речь не о том, что спорящие индивиды не имеют даже намёка на необходимую для таких рассуждений компетенцию — это общая черта всей диванной гвардии. Речь о том, что они любую позитивную новость воспринимают как личное оскорбление. В новом шаблоне, поводов для сожаления еще прибавилось — теперь под раздачу попадут те, кто осмеливается использовать это самое «мы». Дескать, ну какое же «мы», если на «другом конце» то москвичи, то олигархи, то футболисты-миллионеры, то еще кто. И никакие доводы разума тут не помогут, ведь в запущенных случаях логика социального паразита, без всякой иронии, является натуральным диагнозом.

Но почему же враги России так сильно не хотят, чтобы русские люди начали говорить «мы»? Довольно часто в наших текстах говорится о том, что русский народ мёртв. Умер он, разумеется, не сам, а благодаря, в том числе, социальным паразитам. Так вот разница между «жив» и «мёртв» как раз в этом самом «мы». Народ — это живой социальный организм со всеми присущими атрибутами. У него свой характер, свои эмоции, свои интересы, своя цель. Чем более атомизирована масса населения, тем она слабее и безучастнее. Чем более сплочен народ… Ну вы  поняли. Социальные паразиты, целью которых является своё извращенное счастье на почве нашего спящего самосознания, просто не могут допустить, чтобы в какой-то момент, даже по такому малозначительному поводу, как спортивный праздник, русские вдруг встряхнули головой и выдали громогласное «мы». Потому что тогда процесс «оживания» народа будет запущен. А живой организм, как известно, паразитов не терпит.


Поддержите проект