Снежные лавры и «косяки»

В современной России методы военно-патриотического воспитания подрастающего поколения можно разделить на несколько категорий:

  • Парадная официальщина (образно можно обозначить – «давайте поиграем, что у нас военная патриотика на высоком уровне»). На это хорошо выделяются и столь же хорошо «распиливаются» средства, юноши и девушки в форме ласкают глаз начальства, легко ставятся галочки в отчетах. Реальная польза для той же молодежи и для страны в целом – не нулевая, а с отрицательным знаком. Потому что у самих ребят спущенная им обязаловка вызывает только отторжение. Стремление улизнуть от парадных мероприятий, а если не удалось – зарыться в телефончик и скрасить погубленное время в соцсетях.
  • Вторая система – «давайте поиграем в давнюю войну». Реконструкторы. Система, несомненно, полезная. По крайней мере, способна отвлечь от тупых бездельных тусовок, заинтересовать подростка историей. Но в плане воинской подготовки о пользе говорить не приходится. Плюс опасность побочного эффекта. Когда слишком увлекшийся и повзрослевший человек тратит свою жизнь на совершенствование мундира и продвижение в чинах давно не существующего полка, а главными вехами в этой жизни становятся пьянки в ряженом виде.
  • Система третья – «давайте поиграем в армию». Летние военизированные лагеря. Как правило, первую половину смены инструкторы силятся научить ребят, как вести себя «по-военному», вторую половину – отрепетировать заключительную показуху для родителей, чтобы на будущее отдавали детей в этот лагерь. Польза очевидная. Все же на порядок предпочтительнее вариантов, когда ребенок все лето будет шататься по уличным помойкам, в сомнительных компаниях. Или попадет в обычный детский лагерь отдыха, где атмосфера ежедневных дискотек и прочих мероприятий полноценно настроена на введение детишек в сексуальную жизнь. Но насколько прочную военную подготовку подростки получают в лагере – большой вопрос. Авось, хоть что-то отложится.
  • Четвертый вариант —  «давайте поиграем в соревнования». Ведь можно собирать на время пазлы мозаик, а можно – автомат Калашникова. Можно играть в компьютерные «стрелялки», а в тире – интереснее. Можно состязаться в строевой, в тестах по военной истории, в рукопашке, ориентировании, надевании ОЗК. А в промежутках между соревнованиями клубы и команды тренируются, чтобы на следующих состязаниях выступить лучше, нагреть соперников. Что ж, польза бесспорная. Прекрасно, если в Вооруженные Силы приходят призывники, уже умеющие ходить строем, разбирать автомат, совмещать целик и мушку. Хотя и здесь есть существенные минусы. Во-первых, далеко не все клубы способны обеспечить себе форму (для участия в соревнованиях – обязательную), получить доступ в те же тиры, спортзалы, к ОЗК. Во-вторых, в клубах, завязанных на системах состязаний, ради призов и побед вырабатывается узкая специализация. В каждой команде виртуозную разборку-сборку отрабатывают 1 – 2 человека, есть «историк», «химик», «выживальщик» и т.п. Остальным это не нужно. Ну и в-третьих, когда воспитанник из «соревновательной системы» получает задачу нестандартную, непривычную для него, он теряется – с этим приходилось сталкиваться неоднократно.

Если же обобщить, то во всех перечисленных системах заведомо задается игра. То, что происходит – «не настоящее». Не всерьез. В данном отношении система военно-патриотического воспитания, выработанная и действующая в РОО «Е.Н.О.Т.» кардинально отличается. На наших сборах и военно-тактических играх подразумевается, что это – уже настоящее. Война против России уже развязана, уже идет. Пока – в формах информационных сражений, психологических и политических диверсий, терроризма, локальных конфликтов. Но мы живем в состоянии войны. Поэтому наши сборы и игры – как бы «учебка перед фронтом». Может, юный боец и не попадет на передовую, на активный участок. Но это уже зависит не от него. А он обязан себя ощущать именно бойцом, быть максимально готовым к любому развитию событий. Мы учим тому, что может пригодиться в реальной боевой ситуации. Как уберечь себя, как удобнее и эффективнее уничтожить противника. На весенних и осенних сборах ведется обучение. Военно-тактические игры – экзамены, возможность проверить свою подготовку на практике.

17 февраля 2018 г. состоялась очередная наша военно-тактическая игра, «Ледяной поход». Отметим, к реконструкции «Ледяных походов» гражданской войны она не имеет отношения. Условия задаются современные. Каждая команда – подразделение в районе боевых действий. Дальность маршрута выбирают себе сами – в зависимости от возраста, опыта, уровня подготовки. Нужно за день пройти намеченный путь, а по дороге преодолеть ряд рубежей. На первом – поразить цель из пневматической винтовки. На втором команда попадает «под обстрел», нужно оказать первую помощь «раненному». Третий рубеж – подорвать «танк» гранатой. На четвертом выдается лазертаг, надо взять штурмом обороняемый мост. На пятом – оборудовать зимнюю стоянку для ночлега. На шестом – зачистка «населенного пункта», оставленного «противником» и «заминированного». В нем требуется отыскать пакет с названием своей команды.

Эту игру мы проводили уже в девятый раз, придумывали ее с настоятелем храма св. Никиты в деревне Бывалино Павлово-Посадского района, светлой памяти игуменом Амвросием (Шевчуком). Идея оказалась плодотворной, «Ледяные походы» стали не просто популярным, а довольно престижным мероприятием. Если в 2009 г. на игру вышло всего 3 команды, то на этот раз – 309 участников, 28 команд из 6 регионов: Москвы, Московской, Владимирской, Рязанской, Ивановской, Ярославской областей.

Для некоторых «Ледяной поход» стал уже традицией. Так, команда «Варяг» из Щелково выходит на игру восьмой год, и каждый раз увеличивает себе дистанцию, сейчас запросились аж на 55 км. «Ветеранами» полюбившихся «Ледяных походов» стали и «Дмитрий Донской» из Орехово-Зуево, «Добрыня» из Электрогорска, «Богослово», щелковские «Славяне», «Красный Бобр» из Анискино. Есть и такие, кто записался в первый раз, попробовать. В последние годы наблюдается новое явление – к нам стремятся попасть не только организованные клубы, а одиночки, группы энтузиастов. Что ж, пожалуйста, мы принимаем всех желающих. Перед нынешней игрой объединили несколько таких группочек, связали друг с другом, и получилась вполне дееспособная команда, взявшая себе название «Ратник».

Да, молва о «енотских» мероприятиях распространяется все шире. А те, кто уже побывал у нас, «прирастают», хотят побывать снова и снова. Списки участников приходится корректировать буквально в последний момент. Накануне, 16 февраля, в 9 часов вечера, звонок из Переславля-Залесского, их команда очень хочет на игру, просит ее зарегистрировать. А школа из села Подвязьево под Рязанью с огромным сожалением сообщала, что приехать не сможет, обязательное мероприятие, все учителя задействованы. Но уже утром в день игры вдруг звонит директор школы. Говорит – мы своих ребят удержать не смогли. Они целый год ждали «Ледяного похода», настраивались. Сейчас едут в Бывалино без преподавателей, с родителями.

Конечно же, это приятно. Значит, делаем свое дело не напрасно. Хотя и потрудиться организаторам довелось очень изрядно. Финансирования у нас как не было, так и нет. Все – собственными силами, за свой счет. Вот и теперь Василию Минчику с бригадой молодых «енотов» пришлось целый день в поте лица (в буквальном смысле слова) пахать, чтобы обеспечить участников игры лазертагом. А собрать остальное необходимое имущество и оборудование? Или хотя бы расчистить от снега пешеходный мост через Дрезну, который командам предстоит штурмовать?

Ведь погодные условия в этом году тяжелейшие. Снегопады завалили Подмосковье более чем щедро. Снег рыхлый, наста нет. По шоссе правила игры передвигаться категорически запрещают – это опасно. Тем более, что обочина засыпана снегом, расчищена только проезжая часть. Значит, приходится пробиваться через сугробы – как получится. Впрочем, это полностью соответствует условиям игры. «Приближенные к боевым». А в боевых – расчищенных дорог вообще не будет. Или они окажутся заминированными.

Невзирая на все трудности, команды по очереди докладывают, что вышли на старт. Буквально «врылись» в свои маршруты, движутся. С разных станций электрички, с разных сторон. Чтобы сойтись в одном месте, в Бывалино, у храма св. Никиты. Лезут через заносы, по целине – где по колено, а где и по пояс. Некоторые «ветераны» «Ледяных походов» потом говорили мне, что нынешний был самым трудным. Каждый километр – с неимоверными усилиями. И подростки, и взрослые, по уши в снегу. Он тает от теплоты тела, одежда и обувь промокают. Не все выдерживали. Выбивались из сил. Кого-то снимали с дистанции руководители команд, кто-то сходил сам. И все-таки пробивались, от рубежа к рубежу. Через поля, лес, по льду на Дрезне.

Очень слаженно и умело действовали рязанцы – «Сокол» из Скопина и юнармейцы из Подвязьево. Первыми сумели преодолеть все шесть рубежей. Причем в полном составе, остались при этом довольно свежими, боеспособными. Атаман казачьего поста св. Никиты Игорь Безпогоднов провел через снежные моря целую «связку» команд – Боголюбово, Переславль, совсем маленьких ребят и девчат из Богослово. Так же, «связкой», добрались до финиша «Победоносец», «Быковские партизаны», жуковские «Высота» и «Казачий Спас». Кое-как выползают из снегов и другие – «Добрыня», «Славяне», «Дмитрий Донской»…

Да, смогли, осилили. Из заданий что-то выполнили, в чем-то «прокололись». К 17.30, к окончанию игры, постепенно собираются вместе. Обмениваются впечатлениями. Они примерно одинаковые – уф! Тяжко! Но наконец-то добрались! Завершаем поход традиционно, в храме св. Никиты. Тепло и светло, огоньки свечей множатся в отблесках на окладах икон, возносятся к куполу молитвы и голоса певчих. О. Андрей (Филиппенко) служит благодарственный молебен. Ребята прикладываются к раке с мощами великомученика и воина св. Никиты. Торжественно вручаются грамоты…

Казалось бы, можно примерять победные лавры, бодро рапортовать, похвастаться в реляциях. При тяжелейшей погодной обстановке испытание на прочность все же выдержали! Столь масштабное, межрегиональное мероприятие, провели успешно. Однако лаврами можно было бы красоваться, если бы мы просто «играли в войнушку». Чтобы участники поразмялись, посоревновались между собой, а организаторы поставили жирную галочку в планах и отчетах. Но в «енотской» системе оценки иные. А в игре выявились настолько вопиющие «косяки», что «разбор полетов» приходится устраивать весьма нелицеприятный.

На заключительном построении заместитель председателя «Е.Н.О.Т.» по работе с молодежью Михаил Комоляткин указывает руководителям – маршруты выбираются неправильно, силы своего личного состава рассчитывать не умеют. Потому что задания подразделениям включают весь комплекс – дойти и выполнить поставленные задачи. Иначе действия бессмысленны. Спрашивается – ради чего затрачивать все усилия, мучить бойцов, если только преодолеть дорогу, а конечная задача осталась не выполненной? В нашем случае – пройти все 6 рубежей сумели лишь 6 команд. Некоторые даже не успели добраться до Бывалино к завершению игры. Уже в храме, во время молебна, появляются отставшие – щелковские «Платовцы», московский «Каскад»…

Председатель правления «Енотов» Роман Теленкевич указывает на другой важнейший аспект. Почти все участники в реальных условиях понесли бы страшные потери. Допустим, на рубеже по оказанию первой помощи «раненному» получили зачет всего 5 команд – «Ратник», «Казачья застава Ильи Пророка», «Красный БОБР», «Черноморцы» и (с недоработками) «Каскад». Хотя этому учат на всех наших сборах. Но выясняется, что уроки усвоили лишь немногие. Остальные забывают элементарные вещи – например, прежде, чем перевязать раненного, в первую очередь вытащить его из-под обстрела, в безопасную зону. А помощь не оказана – значит, ваш товарищ погиб. По вашей прямой вине! С большой вероятностью, что подстрелили и тех, кто перевязывал его под огнем – нередко снайперы специально для этого делают «подранков».

Еще большими и возмутительными оказываются потери «небоевые». Опять сказываются легкомысленный выбор маршрута, неверная оценка своих сил. Погодные условия и прогнозы никто не скрывал грифами секретности. Никто не мешал выйти из собственного дома и прогуляться по снегу, промерить глубину. Прикинуть, кто из подчиненных выдержит нагрузку, и какое расстояние выдержит. Зачем же запрашивать побольше, чтобы выделиться? Да, на войне тоже бывают офицеры, которые браво вызываются на задания потруднее, бездумно заверяют – справимся, шапками закидаем! Но это или зеленые лопоухие лейтенантики, еще не получившие горьких уроков. Или любители отличиться, вертеть дырки под ордена ценой чьей-то лишней крови.

Кстати, есть и примеры тех, кто подошел в вопросу правильно. Две команды, «Державная» и «Застава Ильи Пророка», грамотно проанализировали ситуацию, запросили разрешение идти на лыжах – и получили его. Или команда воспитанников детского корпуса при храме св. Никиты. Конечно, поучаствовать они очень жаждали, но ребята совсем маленькие, 7 – 8 лет. Настоятель храма о. Андрей и директор корпуса Татьяна Рюмина, хоть и люди сугубо гражданские, но взвесили все аспекты, посовещались со мной, и тоже было принято оптимальное решение. На дальние дистанции малышей вообще не пускать, подключить к игре на заключительном этапе – штурм моста, оборудование стоянки, поиски пакета. В результате и дети довольны, и выполнили именно то, что им по силам.

Особо хочется отметить Ивана Беликова, руководителя московского «Авангарда». Через несколько часов игры доложил – в команде много новичков, плохо подготовленных, нагрузок не выдерживают. «Авангард» сходит с маршрута и возвращается домой. Что ж, честный доклад, честное решение. Именно так должен был поступить настоящий командир. Аркадий Слесарев с щелковским «Платовцем» свои ошибки понял уже на марше, допустил импровизацию. Сократил дистанцию младшим воспитанникам, отправил их напрямую в Бывалино. Это нарушение правил, тем не менее, я его решение признал верным. Потому что младшая часть «платовцев» была отправлена организованно, под командой старшего. Оборудовала себе стоянку и костер, чтобы согреться, поучаствовала в «боях» за мост, куда не успела старшая.

Однако были и примеры противоположного свойства. В Бывалино целыми толпами появились замерзшие и промокшие кадеты, юные бойцы из других команд. На вопрос, что они здесь делают, четко рапортовали: «Мы – «трехсотые»». Да, сразу видно, «профессионалы», афганскую терминологию знают! Козыряют ею горделиво, с бравадой. Вот только смысл терминологии потеряли. Потому что «груз 300» — раненные и тяжело больные, нуждающиеся в помощи и эвакуации. Если подразделение действует в автономном режиме на территории «противника» то оно, конечно же, должно само позаботиться о своих «трехсотых». А получается, их бросили на произвол судьбы. Точнее, перевесили на организаторов. Которые обозначают… действия противника. То есть, «трехсотых» послали к неприятелю! Идите, братки, там вам помогут, обогреют.

И болтаются эти «трехсотые» по Бывалино. Жалкие, скукоженные, хоть и в кадетской форме, в лихих кубанках. О самых элементарных, русских способах быстро согреться – побегать, попрыгать, похлопать руками, они, видимо, не знают. Судя по всему, и начальство, находящееся с ними, не знает. А очевидное обстоятельство, что рядом лес, можно наломать дров, развести костер, обсушиться – это уж вообще для них «высший пилотаж». Наоборот, от леса выбираются подальше, к «цивилизованным» строениям. Вот и жмутся, мерзнут на шоссе, на автобусных остановках.

Но и для тех, кто пытается добыть спасительный огонь, задача оказывается слишком сложной. То и дело делегаты заявляются в штаб игры – спрашивать жидкость для розжига, сухой спирт, бумагу, спички. Простите, а разве трудно в лесу найти бересту? Или лапник? А спички и нож – необходимый минимум «выживания» для любого человека, собравшегося в поход. Отстанешь от своих, заблудишься – с таким минимумом не пропадешь, сможешь продержаться. Правда, к спичкам и ножу еще необходимы голова на плечах и руки, растущие из нужного места. А вот с этим, похоже, проблемы.

Особенную жалость вызывает группа несчастных задубевших «каскадовцев». Бродят, как тени, раз за разом предпринимая неудачные попытки с костром, вымаливая растопку. Спрашиваю, почему же не запаслись и не могут справиться с таким простым делом? Разводят руками – их «выживальщик», у которого все необходимое, остался на маршруте с командой. В общем, как раз «соревновательная» специфика. Брать призы по «выживанию», но к реальным навыкам это не имеет ни малейшего отношения. Кончается тем, что я их просто отправляю в храмовую трапезную, сидеть там и отпиваться горячим чаем.

Нет, «болезнь» не всеобщая. Почему-то у «Заставы Ильи Пророка» и «Дмитрия Донского» получается когда нужно и костер соорудить, и консервы разогреть. Но оказывается, что подавляющее большинство разжигать костры просто не умеют! Хотя в интернете полным-полно роликов по выживанию – смотри, учись. У советских пионеров и постсоветских скаутов всегда была принята норма – разжечь с трех спичек. А шиком считалось – с одной. Но теперь, когда костры на самом деле необходимы, многие команды показали себя абсолютно беспомощными!

Роман Николаевич Теленкевич проводит исчерпывающий анализ – комплекс заданий для команд подбирался совсем не случайным образом. Прошли, преодолели препятствия, выполнили задания. Но ведь в боевых условиях подразделение после этого не садится в машины и автобусы, не разъезжается по домам. Предполагается, что бойцы должны переночевать, отдохнуть, обсушиться – чтобы завтра выполнять какие-то новые задачи. А в данной ситуации большинство участников после похода тупо и бессмысленно погибло! Просто замерзло в первую же ночь. Если кто и уцелел, то в совершенно больном, обмороженном состоянии. Да, в истории войн подобные случаи бывали нередко. Но с русскими – только в голой степи или в горах. А коллективно замерзнуть в лесу, среди дров и растопки – это же все равно, что умереть от жажды на берегу реки…

Вот такой грустный итог. Впрочем, как раз он-то может быть очень хорошим и полезным. Учения выявили те самые грубейшие «косяки», на которые клубам надо обратить экстренное внимание, ликвидировать собственные прорехи. И те, кто действительно сделает должные выводы, проведет соответствующую работу – они и получат главный выигрыш в «Ледяном походе». Навыки, жизненно необходимые каждому воспитаннику.

Ну а наша игра завершается. Трапезная храма св. Никиты, как всегда, радушно приглашает участников пообедать. За столами мальчишки и девчонки уставшие донельзя, но преисполненные собственного достоинства – и довольные, радостные. Сегодняшние труды остались за спиной – и в воспоминаниях. Ярких, необычных. И приятных. Как о всех нелегких ситуациях, из которых ты вышел победителем. Проверил себя, познал себя и понял – ты можешь, ты способен. Ты не сопля, не тряпка, а человек, воин. Хотя до настоящего, полноценного воина тебе, может быть, еще расти и расти. Прощаются друг с другом до новых встреч, новых мероприятий. «Енотских», их так и называют. Информация о них растекается и по России, и за рубежом. А те, кто побывал на них, хорошо знает – у «енотов» бывает трудно, зато интересно. Где еще найдешь что-то подобное?

Разъезжаются и организаторы. Роман Теленкевич, направляясь на машине к Рязани, замечает на дороге трех человек, шагающих упорно и напряженно. Это последняя из команд, «Варяг». Роман предлагает им – может, подбросить до Бывалино? Нет, стойко отказываются: мы взяли маршрут и пройдем его честно… Я их встречаю у ворот Бывалинского храма в 21 час. Еле стоят на ногах, но дошагали. Тоже сетуют на тяжелые условия. В прошлом году сбились с пути и поставили «рекорд», 58 км. Сейчас «рекорд» побить не удалось. Но 55, как запрашивали, так и прошли. Вручаю им заслуженную грамоту. Вот теперь игра завершена. Звоню, докладываю Роману. Он смеется: «Я как раз до Луховиц доехал, они – до Бывалино…»

Наступает зимняя подмосковная ночь. Снова сыплет снег. А на душе как-то особенно хорошо и светло. Рука сама собой тянется перекреститься на поблескивающие в темноте купола величественного Никитского храма. Слава Тебе, Боже, за все!

Валерий Шамбаров, председатель оргкомитета игры.

Больше фотографий смотрите в альбоме нашей официальной группы.

 


Поддержите проект