Сначала было слово…

культура рыночные отношения

Вопреки этому громкому заголовку, речь пойдёт вовсе не о Священном писании, а о терминах как таковых. Предки наши, ещё в языческие времена, к сказанному слову или названию чего-либо относились куда более серьёзно, чем мы, их непутёвые потомки. Потому как точно знали: «как корабль назовёшь, так он и поплывёт».

В современно обществе, произнося «рынок», обычно имеют в виду исключительно экономику. Но это не так. Глобальность перемен, насаждавшихся в «лихие 90-е» как раз и состояла в том, что «рынком» делалось всё общество, все сферы его жизни. А рынок – это, в отличие от «традиционного» общества, воспринимающего себя как «расширенный вариант семьи», есть место, где каждый – либо продавец, либо покупатель, где в основе любых отношений – сделка,  и где товаром, имеющим свою цену и подлежащим купле-продаже, является буквально всё – включая самого человека.

Ну, а поскольку наряду с товарами на «рынке» продаются также услуги, то у нас буквально всё, что не товар, стали именовать «услугами». Или, точнее, «платными услугами». Дошло до того, что Культура из системообразующей категории по формированию человеческой личности и окружающей эту личность среды была объявлена «платной услугой», и именно в этом качестве фигурирует во всех официальных документах. Хотя ещё лет двадцать назад если бы кто заявил, что Большой театр, шашлычная и сауна «с девочками»   относятся к одной сфере деятельности, а значит, эффективность их оценивается по общим критериям, такого чудака неминуемо подняли бы на смех.

Сегодня не так. Сегодня такой подход имеет государственный статус и фактически является одной из идеологических догм нашего «рыночного» общества. Причём, касается это не только Культуры. Медицина у нас – не система обеспечения здоровья нации, а «услуга» (часто – платная), предоставляемая человеку с целью поддержания его физической формы и, соответственно, его конкурентоспособности на «рынке труда». Образование – точно такая же «услуга», но только в сфере наработке определённых навыков и усвоения определённого набора информации, а отнюдь не система воспитания гармоничной, всесторонне развитой личности.   Наконец, то, что мы всегда считали непреложными обязанностями Государства по отношению к нам, его гражданам, нынче – всего лишь «сфера государственных услуг»…

Всё вышеперечисленное можно было бы считать очередными проявлениями  либерального идиотизма, поразившего общественное сознание, если бы не стояла за всем этим весьма невесёлая перспектива, о которой, увы, догадываются пока немногие.

Один из этих немногих – профессор В. Ю. Катасонов, недавно опубликовавший статью «Игры в демократию окончены. Фенита ля комедия…» Вот её суть. Одним из стратегических направлений внешней политики США в этом году станет завершение переговоров по соглашению о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТАТИП). Предусматривающем зону свободной торговли с участием США и Евросоюза (т.е. стран с 60% мирового ВВП и 33% мировой торговли). Параллельно будет ратифицировано соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), подписанное в  октябре 2015 года в Атланте. Это ещё 12 государств и 40% мировой торговли. Т.о. образуется мощнейшая система, контролирующая 73% мировой торговли под протекторатом США(доля в мировой торговле -10% ).  Ну, то есть, конечно, не США, а Транснациональных компаний  и Транснациональных банков, внешней оболочкой и «дубиной» которых Штаты выступают.

А теперь – внимание! Есть в этой комбинации ещё и третий элемент Trade In Services Agreement (TISA): это  — Соглашение о торговле услугами (СТУ), к которому страны, подписавшие ТАТИП и ТТП, вроде как присоединяются автоматически. И с этого момента – фактически утрачивают свой национальный суверенитет.
При этом переговоры по СТУ ведутся за пределами ВТО, куда Россия с невероятными трудами и уступками недавно втиснулась, а к обсуждению проекта упорно не приглашают Россию, Китай, Индию, Бразилию, ЮАР. Да и само содержание проекта СТУ останется секретным ещё в течение пяти лет – т.е. до момента окончательного подписания в 2020г.

А теперь вернёмся к термину «услуги». Согласно разнообразным «утечкам», с момента введения в действие СТУ, правила игры на рынках услуг будут определяться не национальными государствами, а некими наднациональными институтами. Причём, под категорию «услуг» попадёт не только рынок коммерческих услуг, но и важнейшие функции государство – те самые «государственные услуги». Далее, государство должно будет постепенно отказываться от этих «услуг» (всё более – платных) населению, передавая их частному бизнесу, в том числе — открыть свой национальный рынок «услуг» для транснациональных компаний. Таким образом, СТУ уничтожает социальные функции государства (образование, здравоохранение, коммунальные услуги), передавая их наднациональным структурам, после чего у любого человека возникает резонный вопрос: «А зачем нам вообще нужно это Государство и суверенитет?!»

Вопрос: сможет ли Россия остаться в стороне от этого процесса, охватывающего более 70% мировой торговли и фактически упраздняющего ВТО? Пока Путин – президент, может быть, сможет, но даже кратковременный приход к власти кого-то более либерального неизбежно нас туда втянет. Благо, сейчас хотя бы вражескую «закладку» о приоритете международных соглашений и международного права над нашим национальным законодательством решили обезвредить. Однако в изуродованном либералами общественном сознании всё еще остаётся набор ложных смыслов, утверждающих, что Государство – «наёмный менеджер», культура, образование и конституционные обязанности Государства – «услуги»,   а человек – «товар на рынке труда» и  «цивилизованный потребитель».


Поддержите проект