Санкционное обострение

На календаре середина августа, а это значит, что через пару недель начнется очередной сезон политического шоу «Хроники разорванной бензоколонки». Сценаристы и отрицательные герои уже не радуют новизной — завязка сюжета вновь начинается с волны «чудовищных» санкций, после которых «теперь-то точно конец». Повестись на это можно раз, ну, от силы, два, но на третий год просмотра незамудрённого сюжета для неодарённой публики уже сложно удержаться от саркастического «Шо, опять?». Попробуем заглянуть между строк и понять, что на самом деле ждёт нас в ближайшее полугодие.

Прежде всего, стоит отметить, что новая волна санкций не только не является каким-либо образом угрожающей, но и не содержит практически ничего нового — абсолютное большинство ограничений и так действуют, причем некоторые по инициативе России, да не первый десяток лет. А те вещи, которые реально могут иметь сколь-нибудь серьёзный эффект, как это принято, высказываются в форме осторожных предположений. Но и на них даётся быстрый и однозначный ответ. Так, например, разговоры о возможном пресечении деятельности банков и оборота валюты были мгновенно откомментированы позиционируемым для западного истеблишмента за своего Дмитрием Анатольевичем, который метко сказал, что подобные меры будут восприняты как «объявление экономической войны». Кому-то подобное заявление может показаться дежурной фразой, к тому же лишенной смысла, поскольку эта самая экономическая война санкций идёт уже не первый год. Но это совсем не так.

Все танцы с бубном вокруг санкций, выдаваемые за «войну», на самом деле элемент торга в Большой сделке, главной целью которой для США, по крайней мере, в стратегическом плане, является недопущение объединения России и Китая для совместного противостояния «коллективному Западу». В экономическом плане Китай для США представляет куда большую угрозу, нежели Россия, поэтому настоящая экономическая война готовится именно с ним, о чем Трамп не только поведал Твиттеру, но и подтвердил вполне конкретными шагами в виде повышения торговых пошлин пострашнее санкций. Но Россия — это не тот союзник, которым стоит пренебрегать в такой войне, особенно учитывая всю недавнюю историю отношений с Китаем. Именно поэтому Трамп будет проводить «никсоновскую стратегию наоборот», пытаясь подружиться с Москвой и изолировать Пекин. Именно поэтому наши заявления в стиле «вот это можно, а вот это — перебор» будут выслушиваться и приниматься к сведению, а вся истерия насчет очередного «разрыва в клочья» — не более чем очередное обострение у тех, кто в силу личных сексуальных пристрастий очень любит чувствовать себя подчиненным и униженным.

Какую на самом деле позицию займёт Россия в отношениях с Китаем — вопрос отдельный и очень щекотливый. В отличие от игры с США, которую можно отслеживать хотя бы по косвенным признакам, договорённости с Китаем настолько тонки и многогранны, что практически недоступны широкой публике, а самопровозглашенных «экспертов» вообще лучше обходить стороной во избежание фимоза головного мозга. С уверенностью можно сказать лишь одно — противников сближения Москвы и Вашингтона на Западе даже больше, чем на Востоке. И этому есть разумное объяснение. Кто-то трактует его через борьбу антиглобалиста-Трампа со старой глобалистической элитой. На практике всё, пожалуй, обстоит еще более прозаическим образом. Идёт борьба внутри мирового капитала — тех кто умеет думать наперёд против тех, кто делать этого не хочет. Процесс вполне естественный. А то, что при этом в перспективе будут гибнуть целые страны и народы — так это борьба за ареал обитания, она никогда не кончится.

Собственно, именно на этой мысли хотелось бы закончить, предупредив дальнейшие конспирологические рассуждения. Мир нескончаемо находится в состоянии войны, так было и так будет всегда. Со времен грехопадения до Страшного Суда мы вынуждены бороться за своё существование. Борьба эта имеет разные формы и проявления, но суть её остаётся прежней. Разумеется, не у всех хватает смелости и благоразумия осознать этот факт и действовать соответствующим образом. Куда проще сконцентрироваться на собственной эгоистической жизни, ожидая, что мир изменится сам по себе. Он то, конечно, изменится, только не стоит удивляться, что сами вы останетесь на обочине этих изменений.


Поддержите проект