Психология масс. Часть 3. Естественная структуризация

естественная структуризация общества

Изучив принципы возникновения людской толпы и приёмы управления ею, мы подошли к очень важному рубежу, за которым скрываются настоящие секреты управления массами. Разумеется, никаких секретов на самом деле нет — всё давно изучено, записано, проверенно и перепроверено сотни раз в самых разных ситуациях, в буквальном смысле на тысячелетиях практического опыта. Однако, несмотря на столь солидный багаж, далеко не все люди имеют представление об этих механизмах. Что самое важное, этих правил не знают или же легкомысленно ими пренебрегают те, кому, казалось бы в первую очередь положено их неукоснительно соблюдать — руководители всевозможных общественных движений, гражданских активистов и, даже, военно-патриотических клубов. Как результат, такие организации либо распадаются на ряд более мелких образований, либо вовсе самоликвидируются. И в том и в другом случае говорить об эффективности выполнения дополнительных внешних задач, кроме обеспечения собственного выживания, даже не приходится. Что же такое естественная структуризация и почему она так важна?

Как мы уже выяснили раньше, человеческой толпой неограниченного размера можно управлять посредством согласованных действий небольшого контингента, составляющего не более 5% от численности толпы. Но проблема в том, что согласовать работу двух и двадцати людей — это две большие разницы. Причем, следуя ДОТУ, группа из 20 людей может управлять толпой лишь в 400 человек, что совсем немного. Современные протестные акции набирают куда больший размах. Так, например, вспоминая печальные события 1 декабря 2013 года на Майдане, можно обратиться к спутниковой карте и используя не слишком сложные математические формулы подсчитать, что с учетом общей площади митинга, разной плотности толпы, коэффициента ротации и погрешности, мы получим усредненное число протестующих порядка 200 000 человек.

плотность человеческой толпы на майдане

В свою очередь, это означает, что для гарантированного перелома настроения толпы и предотвращения кровавого ужаса, возникшего в результате «победы» Майдана, требовалось всего 10 000 активистов. Обладают ли такими резервами наиболее крупные общественные организации? Безусловно, да! Но могут ли они реально противостоять такой толпе? Ни в коем случае! Кроме количество активистов, важна их способность действовать согласованно, то есть управляемость. Может показаться, что дело упирается в дисциплину. Но и это является заблуждением. Никакая дисциплина не поможет нескольким тысячам человек грамотно действовать и оперативно, а главное слаженно действовать в постоянно меняющихся, да к тому же стрессовых условиях. В лучшем случае, они станут такой же толпой, только отличающей своих от чужих. Но даже это, к сожалению, чрезвычайно оптимистический сценарий. В реальности их, скорее всего, быстро вычислят, разделят и обезвредят.

Существует ли хоть одна организация, способная эффективно организовывать взаимодействие многих тысяч людей? То, что человеческая цивилизация достигла текущего уровня развития однозначно говорит в пользу существования такой организации. Конечно, многие и сами уже догадались, что речь идёт об армии. Что же позволяет армии объединять огромные скопления людей в единый организм? В полном согласии с законами дуализма, объединение достигается за счет разделения, а точнее иерархической структуризации. В очень грубом приближении, облегчающем понимание принципа такого управления, отдельно взятая общность людей делится на множество небольших структурных элементов, во главе каждого из которых стоит один руководитель. В свою очередь, эти элементы объединяются между собой в несколько «ярусов», где по мере укрупнения так же назначаются ответственные руководители всё большего ранга. В итоге достигается эффективная горизонтальная (за счет так называемого «боевого слаживания») и вертикальная (за счет иерархии ответственности) структура.

Что интересно, примерно одинаковое структурное деление можно проследить в армиях буквально всех времён и народов, да и не только в них. Такая закономерность, конечно, возникла не на пустом месте. В те славные времена, когда словосочетание «британские учёные» еще не стало мемом, английский психолог Робин Данбар, изучая поведение обезьян заметил, что численность их стаи подчиняется четкой закономерности. Углубляясь в тему, он пришел к выводу, что всё дело в социальных отношениях между членами стаи — достигнув определенного размера, группа становится неустойчивой и распадается на две более мелкие. Так происходит потому, что для обработки всех социальных связей, требуются значительные «вычислительные мощности» мозга. Ввиду интеллектуального превосходства людей, по крайней мере большинства, над обезьянами, наши социальные связи значительно сложнее и обширнее, но, тем не менее, работают по тому же принципу.

Этот принцип, по имени первооткрывателя, получил название число Данбара. Применительно к человеку, это число, в силу разных мыслительных способностей и психологических особенностей, колеблется от 100 до 230. Средним принято считать 150. Итак, число Данбара — это максимальное число людей, с которыми один человек может поддерживать стабильные социальные отношения. В более попсовой трактовке, оно расшифровывается как среднее количество знакомых, подсев к которым в баре вы не будете испытывать неловкости. Многим может показаться, что это очень много. Отчасти они правы, ведь современное индивидуалистическое общество, дополнительно разобщенное виртуальными средствами общения, не склонно к поддержанию стабильных и глубоких социальных связей. Может даже возникнуть предположение, что старые правила больше не работают. Но даже на просторах сети, в виртуальном пространстве, мы всё равно придерживаемся этих неписанных законов. Чтобы в этом убедиться, достаточно провести небольшую статистическую выборку по числу «друзей» у пользователей социальной сети ВКонтакте. Даже без уточнения на количество людей, с которыми пользователь реально регулярно общается, всё равно прослеживается четкая закономерность, полностью корелирующая с числом Данбара.

статистика друзей вконтакте

Именно эту закономерность распределения количества социальных связей можно условно назвать естественной структуризацией общества. Где же тут структуризация, спросите вы? Всё очень просто. Помимо максимального количества постоянных связей можно проследить их четкое ранжирование по степени значимости. Вероятно, наш мозг проделывает этот нехитрый трюк для оптимизации вычислительных процессов. Иерархию социальных связей принято считать кратной числу 3. То есть, если брать за основу 150 знакомых, среди них выделиться 50 приятелей, примерно 15 близких людей и 5 настоящих друзей. Правило справедливо и в обратную сторону, на уменьшение значимости — так, чисто физически, а точнее физиологически, мозг способен худо-бедно отслеживать жизнедеятельность 500 человек и порядка 1500 хотя бы знать по имени. Ничего не напоминает?

Кроме армии, схожий принцип деления применяется в наиболее крупных компаниях. Таким образом, становится очевидно, что велосипедостроительство в сфере управления абсолютно неэффективно, поскольку все механизмы, в которые упирается организация больших групп людей, заложены в нас на биологическом уровне и практически не поддаются коррекции. С другой стороны, зная о существовании этих механизмов, можно действовать в согласии с ними, обеспечивая всему обществу грамотную и эффективную естественную структуризацию.  Разумеется, одного лишь структурного деления для этого недостаточно — точно так же, как и дружеские отношения, «рабочая структуризация» нуждается в постоянном обновлении. В армейских подразделениях такая процедура называется боевым слаживанием, в корпоративной среде — тимбилдингом. Так или иначе, для эффективной совместной деятельности больших общностей людей помимо правильного деления требуются постоянные тренировки. А это, как вы понимаете, уже совсем другая история.


Поддержите проект