По следам Русского национализма…

русский марш за русский мир

После того, как 4 ноября несколько проводившихся «русских маршей» набрали смехотворно малое количество участников, снова заговорили о «конце русского национализма», якобы, полностью поглощённого массовым патриотизмом, возникшим в связи с новым курсом Путина. Утверждать подобное могут разве что невежды в данном вопросе или желающие подстроить свои выводы под политическую конъюнктуру. На самом деле всё гораздо сложнее.

Следует абсолютно чётко понимать, что, даже если не рассматривать извращений типа нацизма, шовинизма и т.п., а говорить о «здоровом национализме» — то есть о любви и преданности своему народу (формулировка Британской энциклопедии), существует два принципиально разных национализма.

Есть «национализм большинства», формирующий самосознание государствообразующего народа. В нормальном государстве, где абсолютно демократические права государствообразующего большинства определять направленность законов и «правила игры» для всех сомнению не подвергаются, «национализм большинства» превращается в «национал-патриотизм», объединяя в себе любовь и к своему народу, и к своему государству. И есть  «национализм меньшинства», направленный на то, чтобы обеспечить процветание своим единокровным в государстве, где они в заведомом меньшинстве и законными путями влиять на порядок вещей не могут.

Далее возможны два варианта. «Национализм меньшинства» может увидеть благо для своего народа в максимально братском единении с государствообразующим большинством и его государственностью, сохраняя при этом свою самобытность (примеры можно найти как в истории Российской империи, так и СССР), от чего все только выигрывают. Но возможен и иной вариант – когда «национализм меньшинства» вырождается в «диаспорное сознание», направленное на самоизоляцию и совместную борьбу за ресурсы и территорию с государствообразующим большинством и его государством. Именно это, как отмечал ещё Л.Н. Гумилёв, делает такую этническую общину не просто чужеродным телом, а внутренним врагом, паразитом, неуклонно разрушающим то, чем сам же питается. Надо ли говорить, что именно подобное поведение сплошь и рядом является первопричиной пресловутой «бытовой ксенофобии»?!

Совсем скверно, если люди, находящиеся у власти в государстве, сами являются чуждыми государствообразующему большинству по духу и культуре, а потому презирают это большинство и боятся его. В этом случае они, как правило, начинают искать опоры в сплочённых диаспорным сознанием меньшинствах. При этом естественный государствообразующий статус большинства отрицается, оно демонстративно дискриминируется. «Меньшинства» же напротив получают ряд преференций в качестве «платы за лояльность». Впрочем, опорой государства группа с «диаспорным» сознанием всё равно не становится. Зато в государствообразующем  большинстве растёт неприязнь – и к диаспоре, ведущей себя по-хозяйски в чужом доме, и к власти, в которой большинство видит «чужих», а то и «врагов». И здесь крайне высок риск того, что некие силы, внутренние и/или внешние, заинтересованные в сломе государства, «объяснят», возглавят и организуют этот процесс.

А теперь давайте именно с вышеуказанных позиций взглянем на ситуацию с русским национализмом в современной России. Именно в этом антирусском ключе действовали «большевики-ленинцы» до середины 30-х, пока прагматик Сталин эту лавочку не прикрыл, заодно перестреляв «ленинскую гвардию» и вернувшись к строительству Империи, хотя и «красной». В точности так же действуют и современные либералы (по духовной сути своей – «необольшевики»). Вот уже четверть века они делают всё, чтобы не допустить нормальных русских национал-патриотов в легальную политику, а того страшнее – не допустить их союза  с Путиным и  патриотической частью элит. Достигается это периодическими гонениями власти на русских националистов, повод для чего своими провокациями дают нежно опекаемые либеральными кланами «национал-маргиналы» вроде Поткина, Дёмушкина и иже с ними.

Конечную задачу данного процесса давно сформулировал Станислав Белковский, придумавший термин «национал-либерализм»: соединить несоединимое – либералов и националистов – в единый антипутинский блок. И вот уже «национал-демократы» убеждают русскую молодёжь, что главный враг русского народа – это российская государственность, «национал-маргиналы» разгуливают с белыми ленточками по Болотной в компании с либеральной оппозицией и защитниками прав секс-меньшинств, а на Русские марши выходит толпа якобы «русских родноверов», с лозунгами в поддержку бандеровцев…

Либеральные же русофобы, подкармливая и направляя эту политическую гопоту, именно её, а отнюдь не Ильина и Ломоносова, Солоневича и Достоевского, пытаются подать в качестве «русских националистов», с которыми, конечно же, наш всенародный президент не может иметь ничего общего. Пока у них, к сожалению, получается… «К сожалению» — потому что сегодня именно современное, лишённое пропагандистских клише, прочтение русского национал-патриотизма может и должно стать  фундаментом, на котором продолжит укрепляться Русское государство.

Ибо если в 19 веке соперничали империи, а в 20-м – военно-политические блоки, то в 21-м соперничают цивилизационные проекты, и наша тысячелетняя Русская цивилизация – один из них.  Соответственно, сегодня решающим критерием при определении «своих и чужих» является не кровь, не место проживания, даже не религия, а цивилизационная принадлежность каждого человека, которую он определяет для себя сам.  Сегодня «русский» — это тот, кто относит себя к одной с нами цивилизации, мыслит в её ценностных категориях, и в «битве цивилизаций» будет с нами в одном окопе стрелять по врагу, а не наоборот.

Надо ли объяснять, насколько важно, чтобы и Государство сегодня воспринималось русским большинством как «своё»?! Ведь только тогда 80% населения России никакими силами не удастся подвигнуть на разрушение собственной государственности.

© Алексей Тихонов


Поддержите проект