По следам Павлика Морозова…

ювенальная юстиция

Одним из самых верных способов заставить либерала прожечь стул и выплеснуть килотонны агрессии является, конечно же, упоминание ГУЛАГа. Неполживые хором заводят песню об ужасах тоталитарной системы и действующей в ней негуманной системе доносов, делающей невозможной не только свободу слова, но и свободу мысли. Так-то оно так, особо мягкотелые граждане на этом моменте могут даже в чём-то согласиться с либеральной сворой, но всё становится на свои места, стоит лишь перевести своё внимание с отвлекающих слов на планомерные действия. Прикрываясь причитаниями о нелёгкой судьбе советской интеллигенции, лицемеры давно строят намного более жестокую и бесчеловечную систему, очередной виток становления которой был совершен совсем недавно.

Доносительство, как способ обратной связи между «землёй» и органами правопорядка, да и как проявление социальной ответственности, русской душе всегда претил. Причем, не потому, что факт доноса на товарища не соответствует высоким стандартам кодекса чести белого офицера, а потому что он означает неспособность того самого товарища самостоятельно соответствовать общепринятым стандартам. То есть неприятие доносительства — не что иное, как протест против несправедливости распорядившейся сделать твоего близкого недостаточно ответственным человеком. В западной ментальности всё абсолютно иначе. Изначально взращенные в атмосфере трепета перед властью и замотивированные думать лишь о собственном благосостоянии хомячки за радость воспринимают любую возможность совершить донос. От этого они получают извращенное моральное удовлетворение, чувствуя себя нужными по-настоящему бесчеловечной Системе. Социальный институт стукачества на Западе существует не первое столетие и давно имеет широкое юридическое обоснование. Теперь же, на волне экспансии западной «цивилизации», эти «ценности» стремятся внедрить и у нас.

Война с ювенальной юстицией в России с переменным успехом идёт достаточно давно. Новым ударом ювенальщиков по институту семьи стал так называемый «Детский телефон доверия» (ДТД), на данный момент активно популяризируемый и продвигаемый в младших учебных заведениях. Вкратце суть ДТД сводится к тому, что ребёнок, которому батрачащие из последних сил родители не купили  Яблофон последней модели, может сообщить об этом анонимным (!) специалистам, которые по собственному усмотрению окажут психологическую помощь (!!) и привлекут к разбирательству другие ювенальные службы (!!!). Оценить пользу такого нововведения действительно сложно, в то время как вред абсолютно очевиден любому здравомыслящему человеку. Какому идиоту может быть непонятно, что ребёнок не может самостоятельно здраво оценить ситуацию и понять последствия своего решения? Попробуем разобраться.

На поверхность сразу же всплывает родоначальник ДТД в лице международной (читай «западной) ассоциации Child Helpine International, проекты которой в РФ с 2007 года реализуются руками НКО «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения». Эта организация, среди прочего, числится давним партнёром и правопреемником программ Агентства по международному развитию USAID в сфере кардинальной реформы системы защиты детства в России.   Среди партнёров это НКО присутствует множество любопытных организаций, в том числе Министерство юстиции США, а финансовая помощь западных благодетелей во время становления организации доходила до 10 миллионов долларов в год!

Конечно, всё вышесказанное не означает, что проблемы неблагополучных семей и семейного насилия в России не существует. Но предлагаемое «добрыми самаритянами» решение является не выходом из ситуации, и даже не бегством от проблемы, а очередным, очень серьёзным ударом по идеологическому здоровью российского государства и русского народа. Под видом самого современного лекарства нам подсовывают сильнейший яд в красивой упаковке, на которую, к сожалению, ведутся многие наши сограждане и чиновники, на те же гранты от прозападных НКО проходящих инструктаж в заграничных «семейных» учреждениях. Безусловно, решать проблему неблагополучных семей нужно, но делать это благоразумно только через работу с родителями, в свою очередь возможную только в естественном обществе с развитыми горизонтальными связями. Иначе в лучших традициях всех антиутопий, в один «прекрасный» момент за вами и вашим чадом приедут добрые дяди, которые без особых разбирательств распределят вас по разным тюрьмам.

Несмотря на все минусы, у интенсивно насаждаемой ювенальной юстиции всё же есть парочка положительных моментов. С одной стороны, степень её применимости является надежным маркером здоровья той или иной общественной формации. Например, ни один ювенальщик никогда не сунется даже в самый скромный тейп или кагал, поскольку ювенальные законы прямо противоречат естественным законам общинности, на стороне которых тысячелетия успешного развития цивилизации. С другой стороны, для несчастных индивидуалистов, не окончательно потерявших себя в погоне за западными «ценностями», но не знающими, как исправить ситуацию, ювеналка является хорошей мотивирующей страшилкой. Ведь, несмотря на десятилетия обработки, большинство людей всё еще считают потерю своих детей слишком большой ценой за собственную безответственность. Но для победы над врагом всё же не стоит расслабляться и ждать с моря погоды, иначе пока мы строим общинность из пробудившихся единиц, ювенальщики могут в прямом смысле добить миллионы.


Поддержите проект