Политика медоеда

В последнее время самые различные аналитики пытаются определить, на каких всё-таки принципах строится стратегическая политика России в отношениях с остальным мировым сообществом. В основном эти попытки оборачиваются полным провалом, поскольку стихотворение Тютчева «Умом Россию не понять…» не теряет своей актуальности. Тем не менее, недавно родилась довольно забавная концепция, которая заслуживает, как минимум, ознакомления. Очередная попытка систематизации российской политики получила название «Доктрина медоеда». Да-да, того самого.

Если кто не в курсе и не смотрел призабавнейший ролик с русской переозвучкой, повествующий о приключениях среднестатистического медоеда, попробуем вкратце описать, что это за зверь такой. Среди основных характеристик этого зверька можно выделить потрясающую живучесть, мстительность и отвага, временами походящую больше на слабоумие. Медоед, обладая достаточно скромными размерами, может напасть на льва или даже аллигатора. Убить такого противника он, конечно, не способен, но прогнать и здорово подпортить жизнь – еще как. Кроме того, у медоеда замечательная память. Получив «смертельный» укус от кобры, которой тоже не прочь полакомиться, медоед, после недолгой отключки, непонятно как выжив, все равно закончит начатое.

Некоторые особенно циничные люди усмотрели в этой стратегии выживания очень много параллелей с отечественной политической действительностью, приводя достаточно убедительные аргументы. По действиям Москвы на международной арене вполне можно предположить, что главной целью является убеждение окружающих в том, что выгода от посягательства на наши интересы будет значительно меньше, чем потенциальный ущерб от ответной реакции. Делается это иногда очень откровенным и даже наглым образом, порой, идущим вразрез с собственными интересами. Но медоеду, как известно, пох*р.

В XXI веке глобальные войны уже не ведутся «в лоб», наиболее серьёзные противостояния идут другими методами, в частности, экономическими и идеологическими. При этом развитость этих инструментов в России объективно на порядок ниже. Наш бюджет, например, в 14 раз меньше, чем у США и в 32 раза меньше суммарного бюджета стран ЕС. И что на это говорит Россия? А нам пох*р, мы вас не долларами по морде бить будем, а «Калибрами» и другими непонятно как собранными в условиях кризиса всего и вся вундервафлями. Думаете, нас беспокоят санкции за Крым? Да нам пох*р! Мы еще и в Сирию влезем. Что, вы там хотите сместить президента? Извините, нет! Вкладываете деньги в развитие сложных политических инструментов влияния? Ой, а мы тут случайно всех разом дискредитировали и теперь на все инсинуации пох*р не только медоеду, но и населению, пережидающему санкции.

При всей кажущейся самоубийственности, такая стратегия оправдывает себя и за последние три-четыре года Россия смогла зарекомендовать себя как неудобного опасного противника. Переломным моментом можно назвать выборы Трампа, когда Америка зашлась в едином вопле о российском следе и до сих пор не может прийти в себя. Представить такое в начале девяностых было просто невозможно.  И всё же эта стратегия далека от идеала. Главный её минус в том, что она направлена только на выживание, в то время как миссия русского народа и России как государства предполагает постоянное развитие. «Доктрина медоеда» неплоха как способ пережить самые тёмные времена, которые, возможно, еще даже не начались. Но к тому времени, когда мы решим задачу выживания, твёрдо встав на ноги, неплохо бы иметь что-то более конструктивное и благообразное. К счастью, оно у нас есть, но находится в законсервированном состоянии. И пока суть да дело, пора уже расчехлять старые смыслы и адаптировать их под новые реалии.


Поддержите проект