Поколение Zомби

Список кровавых трагедий последнего времени всё продолжает свой пугающий рост. На этот раз история, которую никак нельзя обойти, связана, на первый взгляд, с более традиционным для историй с плохим концом сюжетом — безответной любовью. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что дело совсем не в любви, по крайнее мере, не в узком её понимании, как романтического чувства. Более глубокий анализ зверского убийства студентки ВШЭ позволяет приподнять завесу тайны над тем, что на самом деле происходит в головах молодёжи.

В России, как в прочем и во всём мире, убийства и самоубийства на почве неразделённых чувств происходят едва ли не ежедневно. Безусловно, это нездоровое явление, но почему абсолютное большинство подобных случаев остаются личной трагедией родственников и друзей жертв, а недавнее убийство московской студентки вызвало такой сильный общественный резонанс, породив даже нелепый флешмоб «в поддержку» на просторах соцсетей? Может показаться, что дело в беспрецедентной жестокости убийства, но это не совсем так. Конечно, не каждый маньяк пишет циничные признания в тех же соцсетях, смакуя подробности содеянного, но можете быть уверенны, что любой матерый криминалист из личной практики вспомнит деяния и пострашнее.

Настоящая причина «популярности» этой истории в том, что она косвенно близка и понятна определённой части населения, как раз являющейся активной аудиторией интернета и потому живо её обсуждающей. Кто эти люди? В широком смысле это представители так называемых Y и Z поколений, то есть люди, моложе 81 и 95 года выпуска соответственно. В более узком смысле, учитывая специфику российских реалий, в плане социальной деградации немного отставших от развитого Запада, откуда пришли эти понятия, всех этих молодых людей можно назвать миллинеалами. Мы уже как-то рассматривали это понятие подробно, кому интересно можно почитать отдельно по ссылке.

Кто такие настоящие миллинеалы в России? Это относительно небольшая часть молодёжи в возрасте от 18 до 30 лет, проживающая в наиболее благополучных экономически регионах страны, преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге. Их можно назвать «новейшими русскими», практически золотой молодёжью — все имеют или получают престижное высшее образование в перспективных направлениях, имеют высокие ожидания от жизни, в той или иной степени обеспечены материально и в целом не имеют сколь-нибудь серьёзных проблем в жизни. Но, перефразируя старую поговорку, когда у миллинеала нет проблем, он их себе придумывает.

Тщедушный юнец, похожий на андрогинную версию Джастина Бибера, учился в самом престижном техническом вузе страны и зарабатывал весьма неплохие даже по меркам Москвы деньги, занимаясь любимым делом. Его жертва тоже не испытывала особых материальных затруднений, в 19 лет снимая двухкомнатную квартиру поближе к своему, тоже более чем престижному, ВУЗу. Казалось бы, живи да радуйся. Но нет. За красочным фасадом преуспевающего миллинеала западного образца, лишенным гендерных различий и полным переживаний о социальной несправедливости, кроется бездна отсутствия смысла. Вместо человеческой теплоты — сублимат общения через социальные сети, вместо здорового целеполагания — лихорадочные метания по модным теориям и сектам, вместо удовлетворенности жизнью — наркотики, психолог и постоянный приём таблеток.

Лишившись духовного начала, ограничив свой кругозор и образ жизни исключительно материальным началом, человек становится в полном смысле биороботом, лишенным всех чувств, за исключением одного — чувства собственной никчемности. Это неизбежное следствие попадания в ловушку консьюмеризма (потребл*дства) и расплата за отказ от личной ответственности. Встав на этот гибельный путь, человек фактически подписывает смертный приговор, но не только себе, а всему обществу в целом. Подсознательное понимание собственной ущербности толкает на саморазрушение, что порождает положительную обратную связь, порочный замкнутый круг. Молодые и успешные, но бессильные и бессмысленные, эти биороботы в развитых странах бунтуют против фундаментальных основ общества, не видя в них единственный путь своего спасения.

Манекены людей готовы делать всё, что угодно, лишь бы почувствовать свою уникальность и значимость — придумывать десятки гендеров, «модифицировать» своё тело, бороться за права меньшинств, сочинять преувеличенные истории своих душевных терзаний. Но всё это, разумеется, никоим образом им не помогает, лишь усугубляя проблему путём её распределения из области личных психических расстройств в область массового психоза. Как и всё в жизни миллинеала, его попытки найти себя являются фикцией, самообманом, иллюзией бурной деятельности. Закрыть эту пустоту, в которую грозит провалиться всё общество, можно только чем-то настоящим, отрезвляюще реальным. Реальные трудности, реальные переживания, реальные вызовы — вот, что даёт настоящий вкус жизни. Однако, если углубиться в расписывание методов достижения такого естественного состояния, тут же набегут «защитники онижедетей», всей своей садисткой душей желающие, чтобы новые поколения пережили тот же душевный ад экзистенциального кризиса, в котором живут сами. Всё это напоминает известный эксперимент с ведром крабов, которые мешают друг другу выбраться. К счастью, перехитрить ментальность краба не так уж сложно. Достаточно не быть им.


Поддержите проект