Пару слов о муниципальных выборах

муниципальные выборы в москве

Прошедшие в минувшее воскресенье выборы муниципальных депутатов во многих отношениях стали показательными, а для кого-то даже шокирующими. В преддверии предстоящих в следующем году выборов президента, что является отдельной темой для конспирологии, «организаторы» мероприятия пошли довольно неожиданным путём, вместо максимально широкой агитации за нужных людей стараясь свести к минимуму вообще любые упоминания о дне голосования. Результат не заставил себя ждать и посеял в рядах непосвященной общественности нечто среднее между недоумением и истерикой.

Эти выборы надолго запомнятся в первую очередь именно зловещей молчаливостью накануне. Ни тебе агитации по центральным каналам, ни щедрых раздаток по дворам, ни привычных каруселей. Все чинно, тихо, ненавязчиво. Вместо стандартного соцсоревнования ради достижения максимально высокой явки, как будто бы придающей выборам пущую легитимность, лишь настораживающее молчание. Результат такой подготовительной работы вполне предсказуемый — явка побила все антирекорды. В регионах, где земельная политика еще хоть как-то жива, выразить свою волю пришло в среднем 20-30% избирателей. В Москве же, как наиболее пораженном постмодерном российском городе, активность электората по самым оптимистичным подсчетам едва перевалила за 10%. Но почему была выбрана именно такая нетривиальная тактика?

Всё дело в том, что костяк людей, воспринимающих выборы как нечто важное, то есть, как и должно быть, придёт выражать свою позицию независимо от агитации. Таким образом, выборы получаются даже честнее, чем при высокой, но искусственно созданной явке. При этом, весь электорат можно, условно, разделить на две большие группы — обыватели и активисты. К первым относятся люди преклонного возраста, государственные работники, в общем, те, кого принято называть бюджетниками. Ко второй же можно отнести «молодых, активных и прогрессивных», которые радостно собирают всю лапшу по «альтернативным» СМИ в лице пабликов ВКонтакте и готовых сказать по образу и подобию своих единоверцев из секты свидетелей Майдана.

В первые часы после выборов, благодаря довольно раскрученным информационным инструментам и природной истеричности, либералам удалось создать картину своего полного триумфа, в которую некоторые доверчивые граждане успели даже поверить. Однако кич городских сумасшедших, вдруг ставших ничего не решающими, но всё же муниципальными депутатами, оказался слегка преждевременным. Дело в том, что исходя из окончательный цифр, так называемая оппозиция не только не установила новых рекордов, но и ухудшила свои показатели — если в 2012-м от оппозиционного блока были избраны 390 депутатов, то сейчас только 233. Некоторые из них, правда, еще в процессе словили манию величия, своим пафосным бредом доведя даже относительно нормальных людей до разговоров о катастрофической ситуации в стране.

На самом деле, никакой трагедии не произошло. Просто немного изменились инструменты ведения игры и очень удивительно, что люди, постоянно со своей кухни ратующие за необходимость перемен, оказались так шокированы их наступлением. Возможно, такая реакция от того, что перемены эти происходят вновь без их всякого участия и согласия, точно так же, как до этого царила стабильность. Но без привязки к субъективным переживаниям, такая ситуация абсолютно логична и является расплатой за гражданскую пассивность. Даже в речах тех, кто не доверяет власти и хочет все изменить, проскакивают откровенно шизофренические противоречия, когда с одной стороны говорится о необходимости честных выборов, с другой утверждается их нецелесообразность, а с третьей — что во власть нормальные люди вообще не идут.

Проблема несовершенства выборной системы объективно есть, но решать её одними лишь поверхностными разговорами не только не продуктивно, но и даже вредно. Безответственным людям нельзя доверять ничего, в первую очередь, любые инструменты власти. А когда безответственность сочетается с инфантильностью и недостатком образования, как это повсеместно происходит в мире постмодерна, любое их участие в жизни государства является категорически недопустимым. Многим неприятно задумываться, но любая выборная система является диктатурой, не важно, большинства или меньшинства. Как, собственно, любая государственность. Обеспечить адекватное функционирование такой системы чрезвычайно сложно, для этого нужно, как минимум, разбить свои розовые очки и отказаться от демократических иллюзий. Право голоса должно принадлежать только тем, чей голос реально имеет смысл. А таких людей не так уж и много.

В идеале, конечно, участие в жизни государства должен принимать весь народ, но это предполагает, как минимум, наличие живого и здорового народа, а не индивидуалистического атомизированного населения. Только в условиях естественной структуризации общества, когда все люди последовательно объединены в семью — общину — собор общин — государство, только тогда возможно реальное оправданное участие всех и каждого, даже если это участие иногда опосредованное. Так же не стоит забывать, что естественная общинность не предполагает демократического самообмана, ведь соборное решение принимается не случайным опросом людей несопоставимой компетенции и разного жизненного опыта, а единогласным решением после долгого аналитического штурма подкованных специалистов.


Поддержите проект