О цифровой диктатуре

цифровая диктатура

Несостоятельность современной демократии, ничего общего со своим историческим прообразом не имеющей, была доказана не раз и не два. События, прямо намекающие на бесперспективность демократического строя происходят по всему миру чуть ли не ежедневно. Эту закономерность можно легко объяснить тем, что и демократия на нашей планете насаждается единообразная — западного типа. Её лицемерная суть и лживые устои говорят сами за себя. Год только начался, а уже разразился очередной скандал о «демократических свободах». Дело в том, что прогрессивные демократические власти вслед за ограничением анонимности в Сети ввели новую правовую норму, позволяющую нарваться на очень большой, реально, очень большой штраф за размещение фейков. Уже успели подумать о «кровавых ватниках»? Как бы не так, речь идёт о родине «свобод», толерантной и либеральной Франции!

Совсем недавно любимый всеми центристами плюшевый Макрон, избиравшийся в президенты Франции как лоббист финансовых элит, по ходу пьесы начинает откровенно чудить, крутить задом и показывать зубы. И если проблемы зада для прогрессивной Европы являются общепринятой нормой, то вот с зубами получается немного неожиданно. Дошло до того, что наиболее «свободные» французские СМИ начали сравнивать Макрона с Путиным, то ли хваля первого, то ли пытаясь оскорбить второго. Так или иначе, новый законопроект избранного президента для европейцев должен стать поводом для серьёзных раздумий. Ранее ничего не слышавшие о цензуре массы теперь познакомятся с реальным миром, где информацию необходимо хотя бы пытаться фильтровать. Повод, правда, для этого придумали весьма удобный, решив не изобретать велосипед и обвинив во всём Россию.

Согласно новому законопроекту, разработка которого закончится в этом году, государственные надзорные органы получат возможность блокировать отдельные аккаунты в социальных сетях и целые сайты в случае распространения теми некорректной информации. Разумеется, корректность будет определяться исходя из государственных интересов. Нежелающие подчиниться законным требованиям будут оштрафованы, хотя здесь уместнее слово ошкурены, на скромную сумму в 50 миллионов евро. К слову, в не менее европейских Италии и Германии за фейкомётство уже можно получить реальный тюремный срок. Вот такая вот свобода слова.

Так что когда в следующий раз услышите о «кровавом тиране», «полицейском государстве» и «свободном Западе» — смело плюйте в лицо провокатору! Такой вежливый отказ может помочь ему пересмотреть свои взгляды на жизнь, ну или, хотя бы, отвадит его от желания лить вам в уши свои еретические заблуждения. Ограничения на «свободу» в Сети являются не нарушением чьих то прав, а развитием правового общества, слегка запаздывающим в силу своей огромной инерционности. Очень приятно, что наша отсталая лапотно-балалаечная Родина первой встала на путь исправления досадных упущений и теперь передовые европейские державы вынуждены брать с нас пример благоразумия. Вдвойне приятно, что их избалованные граждане могут быть настолько этим возмущены, что способны в перспективе немного «пошатать» недружественный нам режим.

На самом деле, ограничение анонимности в виртуальном пространстве, давно являющемся не менее реальным, чем остальное поле нашей жизнедеятельности, является лишь первым шагом на пути обуздания чрезвычайно опасной силы под общим названием «биг дата». Оцифровка нашей жизни привела к образованию невообразимо огромных по меркам совсем недавнего прошлого массивов информации, монополию на которые получили частные корпорации. Такая ситуация для государственных структур является неправильной со всех позиций и в ближайшие годы мы будем наблюдать отчаянную борьбу, итог которой немного предсказуем. В современном мире эффективное управление невозможно без цифровых систем и «биг дата» может стать отличным инструментом в организации нового типа государственного устройства. Однако говорить о том, что после победы государств над корпорациями на Земле воцариться мир и «цифровая демократия» — более чем наивно. В лучшем случае, это поможет немного оградить глупых людей от самих себя. Но до тех пор, пока общество не будет перестроено на фундаменте новой морали и новой культуры, никакие технологические ухищрения нам не помогут.

Многие могут аргументировано возразить — а в чем тогда разница между «нами» и «ими»? Если мы используем одинаковые ограничительные меры, да еще и подаём пример, который приживается на Западе, то в чем заключается наша самость, о которой любят говорить даже те, кто не понимает сути явления. А разница здесь, как и во всём остальном, в целеполагании. Сам по себе инструмент или метод не может являть собой отражение зла или добра, таковым его делает целеполагание, ради которого инструмент задействуется. Одно дело, когда речь идёт об «ограничении свобод» ради сохранения контроля и увеличении прибыли. Когда же мы говорим о здоровом целеполагании, мы подразумеваем, как минимум, улучшение качества жизни наших потомков и обеспечение им лучших условий для дальнейшего развития. Это совершенно естественный здоровый биологический смысл, который, тем не менее, на Западе уже практически полностью отсутствует. Есть и духовный смысл, но о нём мы поговорим отдельно. Так или иначе, именно естественная структуризация общества является тем здоровым целеполаганием, которое отличает нас от других, живущих в мире, где человеку смысл необходим так же, как рыбе велосипед.


Поддержите проект