Особенности русской национальной охоты на врага

русский солдат наемник

Говоря о воинской традиции того или иного народа, в абсолютном большинстве случаев можно выделить конкретные рациональные признаки, описывающие специфику его армии в конкретный исторический период. Английские лучники, генуэзские арбалетчики, немецкие ландскнехты, швейцарская пехота — эти словосочетания давно стали крылатыми выражениями, практически фразеологизмами. Еще более показателен пример так называемых «восточных единоборств», отражающий уникальный цивилизационный феномен преемственного развития воинской традиции в рамках одной мировоззренческой системы, за многие века своего существования пронизавшей всё общество и ставшей неотъемлемой частью культурного кода. А что в этом плане можно сказать о русских традициях?

Сегодня существует великое множество «традиционных русских боевых искусств» от откровенно двинутых головой «бесконтактников», до заигравшихся в реконструкцию «казачьих пластунов» и иже с ними. Различаясь в технике и философии боя, если таковая прилагается, эти БИ имеют одну очень важную общую черту — они являются откровенными новоделами. Да к тому же настолько необоснованными и неэффективными, что вместе и поодиночке частенько бывают биты обычными самбистами, наученными боксировать на уровне первого юношеского.

Пытаясь разобраться в ситуации, можно столкнуться с поистине уникальным феноменом. Русский народ находился в состоянии войны на протяжении большей части своей истории, всегда выступая в роли проводника цивилизации или защитника справедливости. И, при этом, будучи втянутыми в каждый новый конфликт, русские вели себя совершенно по-разному, демонстрируя очень неприятную для врага непредсказуемость и новизну тактических схем, в мирное время описываемых одной фразой «Упрёмся — разберёмся!».

В этой ироничной фразе на самом деле таится глубокий смысл, достаточно точно передающий главную военную хитрость русского народа. Та же неведомая творческая сила, которая прячет от нас календарь, заставляя каждый раз быть неготовыми к неожиданно в наших широтах наступившей зиме, оплетает туманом войны вражескую территорию и наводит морок на высшее командование, в итоге неспособное глядеть на год вперёд там, где враг смотрит на десятилетие. Но, как только враг посчитает себя достаточно подготовленным в материальном и стратегическом плане, закупив горы оружия и «просчитав» поведение русских, он, внезапно, оказывается разгромленным. На этот счет хорошо высказался не самый большой русофил, Отто фон Бисмарк: «Никогда ничего не замышляйте против России, ибо на любую вашу хитрость она ответит своей непредсказуемой глупостью».

Воинская история России — одно сплошное подтверждение этой циничной фразы. Без особых исключений, все незваные гости, приходившие к нам с мечом, перед тем как самим на него напороться, успевали нам хорошенько навалять. Ведь не замечая очевидного для всех приближения очередной войны, русские, лишенные общего вектора реализации своей неуёмной энергии, умудрялись успешно забыть опыт войн недавних и потерять образ врага, попутно погрязнув во внутренних сварах и распрях. Но в этой демонстративной расхлябанности и недальновидности кроется неосознанное коварство русского воинства. Благодаря особому стилю мышления и природной смекалистости, мы всегда отличались способностью к быстрому обучению на примере пока еще живого врага. Причем, настолько быстрому, что горе-учителя так и не успевали разобраться, почему вдруг эти отсталые варвары побеждают нетипичными для своего развития навыками и оружием.   Под таким углом зрения крылатая фраза «Кто с мечом к нам придёт — от меча и погибнет!» начинает играть новыми красками, не правда ли? А ведь приписывается она не кому-нибудь, а Александру Невскому, разбившему тяжёлую немецкую конницу, используя навыки, полученные в боях с татарами и на своём знаменитом портрете запечатлённому стоящим в скандинавских доспехах, опираясь на немецкий меч.

Учиться у врага, останавливать противника силой его же оружия и добивать своей непредсказуемой напористостью, питаемой кристаллизованным стремлением к высшей справедливости — вот основные черты и традиции русского воинства.

И это работало всегда! Сначала викинги били русичей, затем русичи переняли от них оружие, доспехи и тактику, оставив предприимчивых разбойников на обочине истории. Великая Византийская империя долго била славянских князей, зачастивших в приглянувшийся Царьград, но с течением времени мы не только похоронили Византию в её амбициях, но и переняли значительную часть её цивилизационного наследия. Пришедшие на Русь татары встретились с русскими, привыкшими биться в тесном строю, плечом к плечу и лицом к лицу.  Радуясь такой удаче, шустрые степняки захватили огромные территории, побеждая благодаря манёвренности и дальнобойному оружию. Но русские не стали придумывать контрмеры, а просто научились динамичной тактике татар, в итоге превратив непобедимую Орду в данников русского царя. Казаки Кубани после стычек с черкесами сделали их костюм своим национальным и отказались от польских сабель в пользу лёгких черкесских шашек, на которые тут же перешла вся русская армия, присоединившая к Российской империи Кавказ.

Сегодняшняя обстановка не является исключением из правил. Враг, радующийся тому, как здорово у нас прижились дешевые джинсы и электронные безделушки, потихоньку ведёт войну нового поколения, получившую название гибридной. Мы, по традиции, сначала не понимали, что к чему, успев пролить немало русской крови в Приднестровье, Чечне и Грузии, да еще и будучи выставлены клоунам в глазах мирового сообщества. И, как всегда, в тот момент, когда враг уже начал праздновать скорую победу, всё очень круто поменялось. Крым и Украина надолго спутал планы противника, а невероятная Сирия показала, что мы в очередной раз кое-чему научились и кому-то весьма скоро будет очень ай-яй-яй.

Конечно, на пути нашего очередного восхождения к мировому господству стоит череда серьёзнейших препятствий. Груз нерешенных внутренних проблем невыносимо давит на хрупкие плечи малых групп новой формации, несмотря на все трудности уже начавших строить новую Российскую империю. Наместники Запада, не являющиеся русскими по образу мысли, могут лишь посмеяться над новыми романтиками, по всем мыслимым законам обреченным на провал. Ибо ни один нормальный человек не сможет выйти живым из той смертельной ловушки, в которую нас тщательно загоняли несколько десятилетий. Да, действительно, нормальный не сможет. А русский — еще как!

Исторический пример показываем нам, что трудности, кажущиеся невыносимыми в отдельный отрезок времени, на самом деле являются для нас перманентным состоянием, в котором мы успешно выживали, развивались и побеждали на протяжении тысячелетий. И, следуя законам формальной логики, нет никаких оснований думать, что  в этот раз будет как-то иначе. Ведь русский народ верен своим традициям!


Поддержите проект