Операция «Центр»

Как это принято в нашем многострадальном государстве, наиболее важные события с далекоидущими последствиями у нас проходят чуть ли не в режиме полного радиомолчания. Злые языки называют эту устоявшуюся практику «чекистским ренессансом», как будто это что-то плохое. Чтобы не травмировать неустойчивую психику людей переходного мышления, назовём это просто рациональным подходом в условиях внешнего давления. Так вот, очередной тихой победой контрреволюции, активно осуществляемой соколами Кремля, стало подписание Владимиром Путиным законопроекта, дающему старт грандиозному и долгожданному механизму изъятия полномочий у регионов в пользу центра. Иначе говоря, начался новый виток борьбы с «советским нацизмом».

Для самых маленьких напомним, что в СССР, стремящемся позаботиться о судьбе всех народов, кроме русских, была создана система квотирования, призванная, коротко говоря, искусстве поднять значимость представителей местных народностей в управлении своим регионом. Можно долго спорить о тактических преимуществах такого решения, но свою стратегическую несостоятельность этот подход наиболее полно и наглядно продемонстрировал в период с 1991 по 1993 год. Чего только стоит хрестоматийная фраза Ледовласого Вождя «Берите суверенитета, сколько сможете проглотить». Разумеется, с таким подходом, глотать пришлось всей стране, причем очень долго. Но прогресс не стоит на месте и если мы хотим выжить в условиях современных вызовов, придётся быть сильным монолитным государством.

Сейчас сложно сказать, что именно послужило спусковым механизмом инициализации нового законопроекта. Возможно, это были прошлогодние серьёзные тёрки с татарской элиткой, которая не успела заметить смену эпох и хотела еще немножечко-трошки суверенитета.  Говорить о победе над местечковой знатью еще рано, но пока счет в нашу пользу — непродление федеративного договора о разграничении полномочий и отмену обязательного изучения татарского языка в школах граждане сепаратисты уже заработали. Последней каплей в небезграничную чашу терпения мог также стать текущий коррупционный скандал в Дагестане, где значительная часть верхушки внезапно оказалась замешанной во всём, вплоть до финансирования терроризма.

Так или иначе, но процесс «разминирования» неэффективной внутриполитической парадигмы, доставшейся в наследство от СССР, теперь можно считать запущенным в полный рост. И во всём этом великолепии поднимания с колен смущает только один нюанс — а где русские национальные элиты, просто русские консерваторы, сиречь «правый движ», который, по идее, должен от радости терять свои белые шнурки? А в том то и дело, что всё правое поле осталось в той давно и благополучно миновавшей эпохе, когда показателем «русскости» считалось количество рейдов на местную овощебазу. Правая среда, в том виде, в котором она зародилась в России, оказалась менее всего подготовленной к вызовам времени и жизнь её оказалась столь же короткой, как и та крайне неблагополучная для всего русского эпоха. Лучшие представители пассионариев тех лет смогли погибнуть в бесконечных разборках. Худшие же просто продались и нынче наносят двойной ущерб — и правому полю, и Родине. И в обоих случаях по причине своей некомпетентности.

Мы давно вышли из того социально-культурного ада, где слово «русский» фактически являлось синонимом фашизма. Сейчас это кажется нелепым и чуть ли не смешным, но ведь было и такое. Сегодня же, если вылезти из своей ментальной раковины и объективно взглянуть по сторонам, можно заметить много положительных моментов. Мелочей, из которых и складывается новая культурная парадигма. Взять хотя бы изменение формы ответа солдат на благодарность командира — «Служу России» вместо «Служу Российской Федерации». Какой тонкий нюанс, какой оттенок смысла! А уж идея укрупнение регионов с «размыванием» национальных автономий, закон о «российской нации», упор на «духовные скрепы» и масса других хоть и запоздалых, но таких нужных вещей. Да, не все они реализуются наилучшим образом, но, скажите, пожалуйста, а кому реализовывать то? «Национальные элиты» заняты бросанием фекалий друг в друга и «борьбой с режимом» на просторах интернета. Гражданское общество уничтожено как вид — за это тоже спасибо красным левакам.

Удивительно, что в России, казалось бы, полностью захваченной либеральной диктатурой, правые идеи исходят от самого верха, в то время как на свободолюбивом Западе правые начинают свою политическую жизнь с самых низов. Но Россия ведь страна-парадокс, удивляться некогда, нужно много работать. А болтать о «русофобском режиме» в стране, где один из ближайших соратников президента, классический «беляк» Иванов, инициирует установку памятной доски Маннергейма в Питере — удел клинически упоротых. На фоне них даже либералы, вопящие о «нарушении прав человека» и прочих «зверствах кровавого режима» выглядят более-менее вменяемыми. Ну ничего, голубки, то ли еще будет.

P.S. Очень показательно, что часть «правых» в итоге начала сливаться с либералами. Это что-то из серии «встретились два одиночества» — одни понадеялись на наличие идеологии, другие — на наличие штыков. Однако, у обоих сторон ничего нет, вся их тухлодырая активность — сплошной блеф и показуха. Вы спросите, а как же тогда отличить здорового националиста от националиста-курильщика? А очень просто. Достаточно ненавязчиво расспросить, чем он занимался в период 2013-2014 годов.


Поддержите проект