«Он же памятник»

снос памятников в России

Вакханалия разрушения памятников охватила мир. От бесчинств террористов на Ближнем Востоке, уничтожающих следы древних цивилизаций – до сноса монументов советского периода на Украине, мемориалов советским солдатам Советской Армии в восточноевропейских странах и памятников героям Гражданской войны со стороны южан в США. Эта волна не миновала и Россию: например, в Новосибирске изуродовали скульптуру Николая Второго и цесаревича Алексея. Не утихают споры вокруг увековечения Колчака и других деятелей Белого движения. Нужно ли бороться против «неправильных» памятников, и какие последствия такая борьба может повлечь, размышляют писатель Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Александр Тутов: — До сих пор продолжается война памятников. Это касается не только нашей страны – памятники сносят в Америке, на Украине.

Анатолий Беднов: — И в восточноевропейских странах ликвидируют памятники советским воинам, которые освобождали их.

А.Т.: — У нас в этом отношении чуть проще. Но и в России существует проблема – «война» между памятниками. Вроде бы это не живые люди, но они способствуют разжиганию конфликтных ситуаций, потому что в обществе в обществе существует множество тем, провоцирующих столкновения между различными группами населения. Фильм «Матильда», скандал вокруг режиссера Серебренникова, хотя там речь не о культуре, а об экономическом преступлении. И у меня такое чувство, что все это грамотно спрограммировано определенной структурой, потому что народ очень интенсивно пытаются рассорить. Используются религиозные, национальные и другие факторы. И вот теперь тема памятников. На Украине рушат памятники Ленину, который создал это государство, маршалу Жукову, актеру Леониду Быкову.

Получается, что это битва с памятью и битва с мертвыми, что в США, что на Украине. Поэтому даже «белые» патриоты бывают вынуждены защищать памятники Ленину, хотя они должны вроде бы быть их противниками. Потому что борьба с памятниками используется для объединения врагов России. И поэтому монархисты присоединяются к сторонникам социализма – нормальным левым, а не левакам, которые защищают нетрадиционные меньшинства.

А теперь хочется сказать про Россию и нашу родную область. Сегодня Санкт-Петербург стал городом, на котором постоянно проводятся эксперименты.

Согласен, что мемориальную доску Маннергейму там устанавливать не стоило.

А.Б.: — По крайней мере, если уж устанавливать ее, то внутри здания, а не на фасаде, чтобы не раздражать людей, блокадников и их потомков.

А.Т.: — Поскольку фигура историческая, то ради истории что-то можно было сделать. Хотя он был нашим противником. А почему нельзя сделать доску адмиралу Колчаку? В частности, его хотят поставить в Омске.

А.Б.: — Один памятник, кстати, там уже установили несколько лет назад – у гостиницы, где он жил, при входе в одноименный ресторан.

А.Т.: — Новый памятник устанавливается не деятелю Белого движения, а полярному исследователю, герою Первой мировой и Русско-японской войн. Тем более что его называли «правитель омский», хоть и пародийно.

А.Б.: – «Мундир английский, погон российский, табак японский»…

А.Т.: — Если говорить об иностранной поддержке, то Троцкого, например, финансировали американцы.

А.Б.: — На стороне большевиков китайцы, венгры – кого только не было!

А.Т.: — Каждый искал союзников. То же самое, что обвинять СССР, воевавший против Германии, что он прибегал к помощи союзников. Это тоже глупо. Ведь они принесли нам определенную пользу, пусть и не глобальную – уже тем, что благодаря поставкам вооружений по ленд-лизу сохранили многие тысячи жизней советских солдат.

То же самое можно сказать о памятниках деятелям казачества, многие из которых воевали против «красных» в Гражданскую войну. Кстати, генерал Деникин не награждал орденами участников Гражданской войны. А в годы Второй мировой он был на стороне Советского Союза.

А.Б.: — Хотя он и не участвовал в Движении Сопротивления. А многие белоэмигранты активно участвовали.

А.Т.: — Многие стали сторонниками СССР. То есть Гражданская война – это война внутри одного народа, и для примирения нужны памятники тем и другим.

Вот в Архангельске предложили поставить памятник Сталину. Меня некоторые подбивали выступить против. Я считаю, что выступать против памятника Сталину неправильно. Но лучше бы, чтобы этот памятник поставили в Сольвычегодске, где он был в ссылке. Но существует и другая тема: почему нельзя у нас поставить памятник Колчаку, который уходил из Архангельска в экспедиции. Это было бы вполне нормально.

Или переименования улиц. Вспомните, что маршал Жукову отказался пожать руку человеку, расстреливавшему царскую семью: «Я с палачами не здороваюсь!» Палачи нигде не котируются.

А.Б.: — В дореволюционной России трудно было найти исполнителя на роль палача, потому что это занятие было презираемым. И не только в России, даже в средние века. Есть рассказ у Амброза Бирса «Монах и дочь палача». Палачей хоронили рядом с виселицей, и такое отношение распространялось и на их близких родственников. Дочь палача не могла рассчитывать на достойное замужество.

А.Т.: — Зачем нам защищать палачей и памятники им? Другое дело – памятники великим государственным деятелям. Я за то, чтобы были памятники и Сталину, и деятелям Белого движения. Это же наша история. И памятники Ленину тоже наша история.

А.Б.: — Тем более, архангельский Ленин на одноименной площади – последний памятник Ленину, воздвигнутый в СССР.

А.Т.: — И почему бы на территории Войска Донского не поставить памятники Каледину, Корнилову, в Оренбургской области – Дутову. Пусть при этом и Чапаев там стоит. Все они – участники исторических событий. Кто из них был прав, кто виноват? Я считаю, что в Гражданской войне нет правых и виноватых.

Есть герои красные, есть герои белые. Соответственно, памятники должны быть и тем, и тем. Что и показали последние события в США, когда стали сносить памятники генералам-южанам, многие выступили в их защиту, даже у нас.

А.Б.: — Главнокомандующий силами американского Юга генерал Ли освободил своих рабов еще до начала войны. Кстати, на стороне южан воевало немало негров и индейцев. В то же время северяне применяли тактику выжженной земли – в США есть так называемая «тропа Шермана», где до сих пор ничего не растет. Выжигали плантации, поливали их раствором соли, варварски разрушали города. Опять же вспомним рассказы Бирса, где сын убивает отца, брат брата. Были концлагеря с обеих сторон, как и у нас в Гражданскую. Те же северяне занимались геноцидом индейцев.

А.Т.: — Кстати, Деникин не отличался жестокостью, Каледин – тоже. Тем, кто вел себя немилосердно, может быть, и не надо ставить, тут я согласен. Тот же Щорс – фигура героическая, защищал Украину от немцев. Так же, как и Махно – очень сильная, своеобразная фигура.

А.Б.: — Тот же генерал Пепеляев – благородный человек, отпускал взятых в плен комиссаров под честное слово.

А.Т.: — Я – сторонник того, чтобы были памятники и Деникину, и Кочубею. Один был за белых, другой – за красных, но оба хотели улучшить жизнь народа, по получилось, к сожалению, не то, чего они хотели. А у нас сегодня в очередной раз пытаются стравить красных и белых, но от таких разборок внутри страны она не выиграет. Для примирения нужно, чтобы были признаны герои с обеих сторон. К сожалению, целый ряд сегодняшних деятелей занимаются тем, что сталкивают нынешних «красных» и «белых». Взять Донецко-Луганский регион, где, условно говоря, «красные» и «белые», левые и правые, консерваторы, националисты – кого только там нет! – объединились и хорошо дали прикурить противнику. А сейчас их между собой рассорили, и ситуация становится очень шаткой, и к чему она приведет – неизвестно.

Чем меньше провоцирующих факторов, тем лучше. Те же выборы – тоже провокационный фактор, если их проводить нечестно.

Александр Тутов


Поддержите проект