Один в поле не воин

Воинская доблесть во все времена была главным критерием, по которому определялась целесообразность продолжения рода отдельно взятого индивидуума. В современном обществе ситуация разительно отличается, но и категориями сохранения собственного рода рассуждают уже далеко не все. В основном это удел имеющих реальную власть фамильных аристократов вроде Ротшильдов, Рокфеллеров и прочих эксплуататоров. Необходимость войн, тем не менее, никуда не делась. Но на что сегодня может рассчитывать мужчина-воин?

В лучшем случае, конечно, боец вернётся домой живым и невредимым. Сейчас это уже не гарантирует ветерану сколь-нибудь важных привилегий, он просто продолжает жить от выходных до выходных.  Но даже так бывает далеко не всегда.  Всегда имеются большие шансы вернуться с войны инвалидом или не вернуться вовсе. Во втором случае семья воина, если она у него была, теряет кормильца. В первом и того хуже — приобретает иждивенца, или по-русски говоря нахлебника. Так уж вышло, что в современном развитом и цивилизованном мире, практически ни одно государство не может обеспечить достойный уровень жизни нетрудоспособным ветеранам. И очень похоже на то, что не столько не может, сколько не хочет.

Таким образом люди, верой и правдой служившие Родине, попадают на обочину жизни. И поскольку войны продолжаются и продолжаться будут, конвейер сломанных судеб никогда не остановится. В современном обществе индивидуалистов, фактически процветающем на том, что завоёвано предками-воинами, современные ветераны, а особенно инвалиды, считаются людьми низшего сорта. У привыкших заботиться только о себе людей не возникает даже абстрактных мыслей помочь тем, кто вчера их защищал, рискуя собственной жизнью, а сегодня сам нуждается в социальной защите. А уж о какой-то психологической реабилитации даже говорить не приходится.

Увидев такую ситуацию, наши предки долго плевались бы от отвращения. Дело в том, что исторически все воинские сословия во всех уголках Земли в той или иной форме придерживались общинного образа жизни. Вызвано это не прихотью или древним заговором, а объективным удобством и справедливостью подобной формы организации общества. В чём же её основные отличия и преимущества перед обществом индивидуалистов?

Прежде всего тем, о чём принято рассуждать, но не принято соблюдать — социальными гарантиями. Ветеран, не имеющий возможности работать, в общине получает необходимую и гарантированную поддержку. В принципе, необходимость работать для военного человека вообще нонсенс, но это тема отдельного разговора. В случае утраты кормильца, семья воина-общинника так же обеспечивается всем необходимым. Кроме материальной поддержки, немаловажным фактором является поддержка моральная и идеологическая, когда у человека просто не возникнет разочарования в жизни и банального вопроса «А за что, собственно, я воевал». В общине ответ на этот вопрос слишком очевиден и заключает в себе весь смысл существования общины и её деятельности.

Так и получается, что человек, сражающийся за идеалы индивидуализма и живущий ими, невольно и зачастую неосознанно играет в лотерею, в которой любой исход для него проигрышен. Самые везучие обречены остаток жизни снимать посттравматический синдром алкоголем. Менее везучие дополнительно к этому вынуждены попрошайничать. Мнимые друзья вместо поддержки и помощи отворачиваются, мотивируя своё нежелание вникать в чужие проблемы тем, что у ветерана поехала крыша. Далеко не каждая жена останется ухаживать за инвалидом. Найти новую в таком положении вообще из области фантастики. Родителям самим на пенсию прожить тяжело, а собственные дети мерилом достоинства главы семейства считают лишь наличие у себя телефона последней модели. Ну а многочисленные окружающие, которые никогда не были в такой тяжелой ситуации, будут отводить глаза при встрече, чтобы придя домой и усевшись на любимый диван рассуждать о целесообразности той или иной войны.


Поддержите проект