К годовщине ввода войск в Чехословакию

В связи с юбилеем ввода войск стран Варшавского договора в Чехословакию появилось много разных текстов и воспоминаний, как либеральных, так и патриотических. Либеральные общечеловеки, разумеется, рвут волосы на причинном месте, а патриоты почему-то оправдываются, мол, вежливо оккупировали, жалея местных и не жалея себя. Простите, а это хорошо?

Вежливым освободителем можно быть только там, где русские. А вот когда нужно освобождать другие славянские и прочие территории, быть вежливым и играть в «братьев» категорически нельзя. А если не можем сделать приличную оккупацию, то нужно запускать германские подразделения. Они с этим справляются великолепно. Очень жаль, что отдали Восточную Германию. Иметь своих немцев для воспитания «братьев» и поддержания полицейского порядка на занятых территориях — бесценно.

Знаю несколько человек, которые на срочке приняли участие в усмирении чехословаков, и все они говорили, что, где появлялись военнослужащие из ГДР, там наступала тишина, а где советские: демонстрации, студентики, нападения и прочий хаос. Наши в палатках мерзли, не понимая, как можно детей из школы выкинуть, а немецкие офицеры не понимали, почему русские переживают за чужих детей. Признаюсь, германский взгляд на данный вопрос вызывает у меня только восхищение. Немцы, конечно, нам не родня, слишком мы разные, но если с ними сотрудничать и дружить, то многого можно добиться в этом мире, в смысле, на планете.

Есть у меня даже подозрение, возникшее не на пустом месте, что после последней войны бывшие сверхчеловеки славянами нас не очень считают. У русских людей в крови неповиновение и вечный бунт против захватчиков. Подчиняться можем только Богу и его наместнику на земле, ну, или просто своим, а если приходят иностранцы хозяйничать, то извольте прогуляться по льду, совершить увлекательный тур с Иваном Сусаниным, отдохнуть на крестьянских вилах или выпить чашечку кофе в Сталинграде. У немцев во все времена случался когнитивный диссонанс при конфликтах с нашим народом. Вроде бы славяне, но какие-то не такие, рабами быть не хотят. Рушить собственные города, чтобы не достались врагу — легко. Пройти ад и победить любой ценой — пожалуйста. Но вот выкинуть чужих детей на улицу не можем.

В Афгане такая же история была, вроде бы оккупанты, но строили школы, больницы, традиции старались уважать. Сейчас душманы, познакомившись с американцами, вспоминают нас — как хорошо с шурави было, воюют честно и не звереют в отношении гражданских. Странные такие русские.

Боюсь, что так будет всегда. Освободим некую страну и будем с рабами хлебом делиться, вместо того чтобы относиться к ним, как к рабам. Раб же не виноват, что он раб, он просто такой от природы. Немцы отлично понимают эту простую истину и пытались объяснить ее нашим офицерам в 68-м. Почему вы не стреляете? Вы победили нас, великих немцев, а не можете успокоить безоружных юнцов, которые на вас нападают. Германцы знают про нашу силу, но не понимают русской человечности.

Возможно, в этом и есть сила, в человечности, но я боюсь в это верить. Может быть, тогда разделить роли? Мы освобождаем страны, а в качестве адекватных оккупантов используем немцев, доход делим по справедливости. При этом мы остаемся добрыми, а немцы делают то, что они любят больше всего — наводят полицейский порядок, бухают качественные напитки и чувствуют себя уберменьшами.

Очень может быть, что такая мысль есть не у меня одного, но вот только немцев бы освободить от себя, в очередной раз. А все эти слюни и сопельки про «браатьев», «братууушек» и общие корни вызывают только раздражение. Лучше с немцами и турками договариваться как с реальными, конкретными хозяевами разных «свободолюбивых» племен, а не с теми, кто любит господский кованый сапог.

Игорь Старков


Поддержите проект