Комплекс Чебурашки

Медуза взяла интервью у нижегородского стоматолога, снявшего (оказывается, уже) комедию о Блокаде Ленинграда.

Прочитал, а потом немного погулял по глобальной сети и набрёл на его Fb страничку. И я имею вам сказать, господа, что он интересный для изучения тип. Как и все гуманисты, стоматолог инфантилен. «Мы играем в нашей песочнице, лепим куличики» — это цитата из интервью. Стареющий дяденька сравнивает себя с ребёнком. А дети что?

Ни за что не отвечают дети. Ответственности на них ноль. Хочу и буду. Они все примерно так себя чувствуют, маленькими. Там же — сплошной протест, который можно кратко перефразировать: «Нам всё можно, им ничего нельзя».

Дико рассмешил пост про Чебурашку, любимую детскую игрушку, которую он до сих пор сохранил. «Чебурашка был моей первой игрушкой, которую я до сих пор сохранил. С годами он тоже стал старше, появились тени под глазами, прибавил в весе, куда-то делась ниточка-улыбка.» Сентиментален, боится старости и быть некрасивым стариком.

Это весьма симптоматично, люди, боящиеся старости где-то понимают, что они уроды и прожили жизнь зря. «Я был когда-то странной игрушкой безымянной, к которой в магазине никто не подойдет». Вы же помните песню бесполого, ушастого Чебурашку? «Теперь я вместе с Геной. Он необыкновенный». Может быть, стоматолог до сих пор спит с Чебурашкой? Который необыкновенный…

Насчёт формы ушей он тоже очевидно комплексует. Что там ещё? Очевидно заметна ненависть к русским офицерам и в принципе ко всему брутальному. Женщины в мужском обличье ему нравятся, что тоже важно. Ассоциирует себя только с жертвами, не имеет значения чего или кого. Очень любит жаловаться. Таких называют ябедами.

Родился в Автозаводском районе Нижнего и, видимо, был заставлен стать стоматологом. Так можно сказать, был заставлен? Хотя всегда считал себя творческим. Ну так бывает. Творческий интеллигент — зубодёр из пролетарского района Нижнего. В Петербурге хотел бы жить, видимо, опять же для пущей культурности. Т.е. ещё один комплекс. Может быть, и не хотел бы, там возможностей меньше, но заявка уже половина дела.

Список могу продолжить, но лучше напомню про то, как собирают деньги для художественных или документальных проектов на краудфаундинговых платформах. Есть некий творческий персонаж, ему хочется облить нашу Россиюшку грязью, но рассказывать откуда деньги он не хочет, ибо все поймут, что он не свободный художник, а, понимаешь, ли пособник интервентов. Что он тогда делает? Правильно. Начинает сбор средств. Только средства все уже есть. Их аккуратно переводят, а часть наличными отдают, как бы личные деньги творческий потратил. Знаю такие истории из мира фотодокументалистики. Даже имена посредников, которые ручались за просителей. Ну и цирк в соцсетях, мол, осталось два дня, давайте на хорошее дело.

Что в итоге? Инфантилен, боится старости и быть никому не нужным, обидчив, ненавидит мужчин, в смысле, реальных мужчин, а не театралов, чувствует себя жертвой, любит внимание, комплексует из-за своего происхождения и первой профессии. Все эти и другие свойства данного гражданина говорят о том, что он мазохист. Только мазохист может сделать комедию про Блокаду. Т.е. когда его жестоко ругают и угрожают, он только крепче сжимает тряпичного Чебурашку и приговаривает: да,ещё.

Бить его по голове бутылкой из под фанагорийского самогона абсолютно не имеет смысла, он только получит удовольствие и сладкое ощущение жертвы. Ему это, конечно, дадут наши патриотические активисты, но, может быть, надавить на то, чего он действительно боится? Разумеется, не нарушая УК РФ. Придавить стареющего автозаводского стоматолога, считающего себя Чебурашкой, можно легко. Только они, чебурашки, управлять конфликтами умеют прекрасно, они же артисты, а вот мы только мочить умеем.

Игорь Старков


Поддержите проект