И снова об уроках революции

уроки революции

Завершается год столетия Революции 1917-го, впереди – еще одна круглая дата: столетие начала Гражданской войны. Хотя о точке отсчета кровавого противостояния историки спорят до сих пор: считать ли началом ее Ледяной поход весной 1918-го или уже октябрь 1917-го? Юбилей – повод для нового витка дискуссии в обществе: чем были в действительности события 1917-го и последующих лет, какова роль тех или иных общественных сил в гражданском конфликте, так дорого обошедшемся стране и народу, в который к тому же были вовлечены и внешние силы? Об этом же размышляют архангельский писатель Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Александр Тутов:  — Год столетия революции скоро подходит к концу. Были споры, дискуссии в прессе. Но, ни кино, ни телеэкран не преподнесли нормальной картины тех событий. «Матильду» можно считать провокационным фильмом.

Анатолий Беднов: — А сериал «Демон революции»?

А.Т.: — Его тоже можно по-разному воспринимать. И это практически все. Недавно я прочитал рассуждения Захара Прилепина о том, кто делал революцию, кто воевал на стороне Красной Армии. И я тогда прокомментировал его выступление: если верно то, что пишет Прилепин, то, выходит, революция не имела отношения к классовой борьбе. Получается, что дворян и других лиц…

А.Б.: — Непролетарского происхождения…

А.Т.: — Было гораздо больше в Красной Армии. А у белых были полки, состоявшие из квалифицированных рабочих…

А.Б.: — Например, с уральских заводов.

А.Т.: — Ижорские рабочие выступили против большевиков. У белых были казачьи части…

А.Б.: — И генералы – выходцы из крестьянства…

А.Т.: — Или из казаков: Каледин, Корнилов, Семенов, Дутов и многие другие генералы и командиры. Если они и были дворянами, то военной аристократией. Он сидели в тех же окопах, что и солдаты. Были офицерские полки, но были и подразделения, где не было ни одного офицера.

А.Б.: — Как раз многие офицеры в годы Первой мировой выдвинулись из нижних чинов благодаря своей храбрости, самоотверженности, организаторским талантам. Офицеры из дворян первыми поднимались в атаку, гибли под пулями, а на их место становились вчерашние крестьяне. То есть на фронте произошло значительное обновление офицерского корпуса, в него влилась свежая кровь.

А.Т.: — То есть состав обеих сторон был достаточно смешанным. И действительно есть смысл называть эту войну «Гражданской». Потому что почти все начальники штабов армий у красных были дворянами, окончившими военные академии. Если брать противоположную сторону, то у белых многие были выходцами из простых семей. Это очень напоминает историю с украинским Майданом. Дело-то у «майданщиков» поначалу было почти что правое, когда они выступили против коррупции при Януковиче, а кончилось тем, что пришло гораздо большее зло. Вот почему я не сторонник революций. Можно сказать, что и у белых, и у красных были достойные люди, были и жестокие. И та, и другая сторона применяла жесткие меры подавления населения, насильно мобилизовали в армию. И виноваты в Гражданской войне обе стороны. Не зря же Деникин в Гражданскую никого не награждал.

Один из моих дедов был командиром дивизии у Деникина, другой воевал за красных. Я к обоим прекрасно отношусь и считаю, что сегодня тем, кто за красных и тем, кто за белых, надо объединиться для нормального развития страны. Белых обвиняют в том, что они интервентов приглашали. Ну, во-первых, было такое понятие – Антанта.

А.Б.: — Союзники в Первой мировой войне.

А.Т.: — Во-вторых, настоящей помощи от них белые никогда не получали. Потому что Англии и США не нужна была сильная Россия, без разницы какая, красная или белая. На стороне красных сражалось тоже много представителей других народов.

А.Б.: — Китайцы, венгры, красные чехи и белые чехи…

А.Т.: — Латыши и так далее. В Совнаркоме русских было мало.

А.Б.: — Причем в каждом последующем составе Совнаркома их доля уменьшалась. К тому же большевики нередко заигрывали с местными национал-сепаратистами против белых, которые выступали за единую и неделимую Россию.

А.Т.: — Хотя, если честно рассматривать, многие нерусские становятся настоящими патриотами России, и по духу русскими.

То есть вместо классовости была борьба за власть. При этом влияние революции на мир было, конечно, огромным, не признать этого нельзя…

А.Б.: — В плане того, что во многих государствах стала изменяться внутренняя политика в лучшую сторону, чтобы избежать потрясений, социальных взрывов. Кстати, в Российской империи было одно из лучших социальных законодательств в тогдашнем мире, вот только хорошие законы зачастую оставались на бумаге и не исполнялись. В результате – стачки, митинги, вооруженные выступления. Это тоже исторический урок, актуальный и для современной России. Ведь, с одной стороны, у нас по Конституции социальное государство, с другой по уровню жизни миллионов людей этого не скажешь.

А.Т.: — Опять же героическая борьба Белой гвардии велась не за «интересы эксплуататоров». А крестьяне так свободы и не получили в большинстве своем.

А.Б.: — Тем более что купцы, промышленники крайне неохотно жертвовали средства на Белое движение. В фильме «Контрибуция» это хорошо показано.

А.Т.: — Из-за этого у Белой армии были очень серьезные финансовые проблемы.

Чем еще плоха Гражданская война? Тем, что погибали лучшие…

А.Б.: — С обеих сторон. Самые храбрые, честные, те, кто первыми поднимались в атаку.

А.Т.: — И я симпатизирую, прежде всего, тем белогвардейцам, которые во время Второй мировой войны поддержали Советский Союз.

И надо отбросить утверждение, что Гражданская война – это классовая борьба. Это борьба между определенными группами.

А.Б.: — Как в Смутное время, когда часть бояр и дворян поддерживали польских интервентов и самозванцев, другая часть шла с Ляпуновым. Мининым и Пожарским.

То же самое  разделение было среди казаков, крестьян и горожан.

А.Т.: — Часть Романовых в это время сидели в Кремле с поляками. Тоже шла борьба между группами населения.

Поэтому я считаю, что революция, которая произошла в феврале 1917 года – либеральный переворот, который потом привел к власти большевиков. И хорошо, что они дали либералам укорот, иначе те совсем бы страну угробили, но и народу потом немало лиха досталось.

А.Б.: — Часто задаюсь вопросом: почему Сталин предельно жестко обошелся со своим окружением? Я думаю, потому, что он хорошо запомнил судьбу Николая Второго, которого сдали, вынудили уйти его же приближенные, тогдашняя элита: генералы, высокопоставленные чиновники, думцы, крупные промышленники, финансисты и так далее. Потому и решился на радикальную чистку правящего слоя накануне войны, чтобы в СССР не повторилась ситуация, подобная февральской.  Другое дело, что кроме элитных групп от репрессий пострадали множество рядовых граждан.

А.Т.: — Гражданские войны должны когда-нибудь заканчиваться. Существуют целые группы людей, которые пытаются растравить население, поссорить потомков и сторонников взглядов белых и красных. Точно так же они пытаются поссорить поморов с казаками, а казаков с кем-нибудь еще, обвиняя казаков и поморов в сепаратистских взглядах, которых не было и не будет. У казаков – потому что это они завоевывали территории для России, и большинству не придет в голову отказываться от страны, в создании которой у их предков большие заслуги.

А поморы всегда жили на Севере, ловили рыбу и защищали интересы России в Арктике. И надо, наоборот, поморов поддерживать, потому что давно пора Баренцево море переименовать в Поморское.

А.Б.: – А Северный Ледовитый океан – в Русский океан, как уже предлагалось. Есть же Индийский океан, Норвежское и Японское моря.

А.Т.: — Потому что наши первыми его осваивали. Пожелаем, чтобы у тех, кто пытается в год революции и последующий стравить народ между собой, ничего не получилось. Давайте объединяться для решения проблем страны, которую, пока спорят потомки белых и красных, уже наполовину сожрали разные олигархи


Поддержите проект