ЗАЧЕМ ЗАЖИГАТЬ «ЗАРНИЦЫ»?

енот корп тактикал молодежка

На душе радостно. Светло. Так же, как в храме, наполненном детьми и подростками. Одни в белых маскхалатах, другие в камуфляжной форме, третьи в обычной зимней одежде. Игумен Амвросий щедро кропит их святой водой, и забрызганные каплями лица мальчишек и девчонок расцветают улыбками. А мне подносят внушительную стопку грамот. Вызываю руководителей команд, принявших участие в «Ледяном походе – 2015» при храме св. великомученика Никиты в деревне Бывалино. Команды разные. Школьные военно-спортивные клубы, кадетские классы, казачьи организации при православных храмах, скауты, туристический клуб при Гуслицком Спасо-Преображенском монастыре. Москва, Щелково, Ступино, Павловский Посад, Орехово-Зуево, Ликино-Дулево, Дубна, Куровское. Самые дальние из города Михайлова Рязанской области.

Как они сорганизовались, как собрались вместе, такие разные и не похожие? Или все-таки похожие? Пожалуй, что да. Некоторые участвовали в прошлых «Ледяных походах» — они проводятся уже в шестой раз. Понравилось, заранее узнавали, когда же будет снова. Другие услышали отзывы об этом мероприятии. Прочли в интернетах, узнали от знакомых, случайно посмотрели видеоролик. Захотелось тоже попробовать. В результате число участников растет. В 2010 г. было три команды, около 30 человек. В прошлом году 14 команд – 180 человек. Сейчас команд стало 17, а количество участников перевалило за две сотни. Значит, что-то удается. Значит, работали не зря.

 Впрочем, с «зарницами» советских времен, конечно, сравнивать трудно. Все-таки уровень был соответствующий – и централизованное руководство в государственном масштабе, и методическое обеспечение, и поддержка органов власти, местной администрации, системы образования, силовых ведомств. Ваш покорный слуга сам учился тогда в школе. Впечатления остались самые яркие. Если не ошибаюсь, впервые в «зарницы» начали играть в 1967 или 1968 г. Разработки распространялись по линии комсомольских и пионерских организаций, по школам, публиковались в газетах. В классах создавалось подобие подразделений, распределялись должности командиров, комиссаров, санитарок, рядовых «юнармейцев».

В «Пионерской правде» печатались чертежи деревянных автоматов. Их изготовляли все вместе, на уроках труда. Кстати, производством занимались мальчишки – в том числе и для девочек. А девочки на своих уроках труда шили для всех маскхалаты. Периодически выпускали и разрисовывали «Боевые листки», освещая ход подготовки. Ярко запомнились и сами игры. Они были массовыми, отлично организованными. Мы жили в Эстонии, в то время она считалась «братской республикой». Инциденты, которые сейчас назвали бы межнациональными, иногда случались. Но обычно мы на своем детском уровне отлично находили взаимопонимание.

На зимней «зарнице» выходили на лыжах все школы городка Тарту. Мерили выделенные нам маршруты по окрестным лесам. Помнится, стоял довольно крепкий морозец. Передышки получались только короткими – иначе мерзнешь. Гнали вперед без привалов. А организацию обеспечивали военные местного гарнизона. Из засад гремели автоматные выстрелы холостыми патронами. Мы «с боем» прорывались через какие-то рубежи, разворачивались с общей лыжни в цепь, продирались по целине. Потом отогревались – возле больших костров и полевых кухонь с кашей, с горячим чаем.

Летняя игра была еще интереснее. Нас высаживали «десантом» с теплоходов. Их в городе было всего два. В тот день они были забиты «вооруженной» ребятней. За городом причаливали на какой-то заброшенной пристани. Ориентировались, двигались к назначенным точкам. Одну поляну надо было проползти по-пластунски, из леса стрелял «снайпер». Солдат-посредник подсчитал, какие у нас потери, кто неосторожно приподнялся. А мы спорили, что таких потерь быть не может – потому что выстрелов бабахнуло всего три. На следующем рубеже надо было поразить гранатой фанерный танк. Наш класс допустил «прокол», поскольку я единственный сделал две гранаты. Остальные что-то поленились или забыли. Кидать мои гранаты доверили не мне, а парнишке, у которого получалось лучше. Он обе положил в цель. Но второй раз использовать те же гранаты не разрешили, засчитали всего два очка. Дескать, не подготовились – сами виноваты. Были и «бои», перебежки, атаки. Опять была вкусная каша из полевой кухни…

Шло время, я стал офицером – и снова участвовал в «зарницах». На этот раз в качестве одного из организаторов. От замполита скатывалось распоряжение, выделить подшефной школе столько-то человек. В 1980-х игры были уже не массовыми, каждая школа проводила их отдельно. Но организовывали их по всем учебным заведениям, в обязательном порядке – с учителями, пионервожатыми. Наш личный состав присоединялся на этапе подготовки. Трассу в лесу размечали. Продумывали препятствия, задания. Участвовали и в самой игре. Кто посредником, кто изображая «условного противника».

Нужно ли это было? Да, нужно. Конечно, со временем многое становилось формальным. В 1980-е это уже ощущалось. Указания о «зарницах» спускались «сверху вниз» руководящими комсомольскими органами. Их включали в планы, которые переписывали из года в год. Расшибись, но проведи. Хотя бы ради галочки и отчетов «наверх». Порой и проводили для «галочек». Те же самые учителя, ясное дело, жертвовали выходными без всякого энтузиазма. Кстати, и офицеры восторгов не проявляли (а куда денешься, если приказ замполита?) Но ведь ребятам нравилось! У них-то игра вызывала настоящее удовольствие. Надо думать, она была и полезной. Позволяла подросткам проявлять и развивать свои «бойцовские» качества (причем безопасно, в контролируемом русле), помогала формировать военно-патриотическую систему ценностей в их сознании и характерах.

Перестройки и повальные демократизации вместе с грязной водой выплеснули немало «младенцев». Советское – значит долой, на свалку. Чуть было совсем не перечеркнули собственный патриотизм («совок»!) Военное воспитание – и подавно за борт. Кстати, одновременно с разрушением военной промышленности, армии, флота, сносом военно-учебных заведений, начальной военной подготовкой в школах. Зачем? Если мы теперь не советские, то со всеми будем дружить. Воевать не с кем и не за что! Неужели за землю с расплывчатым названием «родина»? Но для культурного и цивилизованного человека родина – весь земной шар. Точнее, место, где ему хорошо…

Насколько болезненно, с какими потерями и чудовищными затратами приходило отрезвение от этого бесовского дурмана? Или, правильнее сказать, оно еще не пришло. Оно только сейчас приходит ко многим гражданам нашей страны. Что мы-то готовы дружить со всеми. Да ведь с нами-то, к сожалению, дружить не намереваются! Заокеанские и европейские дяди будут нас гладить по головкам, чесать за ушком и нахваливать только до тех пор, пока мы безропотно будем идти в пропасть, на убой – и вести в погибель наших детей. В любом противном случае мы автоматически получаемся плохими. Для них плохими.

Сейчас оказалась начисто разрушенной не только мощная система военно-спортивного воспитания, существовавшея в Советском Союзе. Порушена даже система формирования патриотической психологии. Она тоже была великолепно отлаженной, одни кинофильмы чего стоили! Современные попытки копирования «голливудов», увы, слишком уж далеко не дотягивают до советских фильмов ни по художественному мастерству, ни по психологическому воздействию. А серьезного восстановления поломанного и порушенного до сих пор нет. Пишутся программы, выделяются «средства» — и процесс зацикливается списанием этих средств на какую-нибудь парадную шумиху, где ребятишки выводятся в обязательном порядке, подыхают со скуки или играют в свои телефончики, пока не получится сбежать…

Реальная работа частенько повисает на «голом» энтузиазме. Хотя на самом-то деле организовать и провести интересное, по-настоящему живое мероприятие, не столь уж сложно. Взять тот же «Ледяной поход». Между прочим, дату проведения мы выбирали как раз из соображений идеологии. То есть, чтобы она подошла к самой разнообразной идеологии. 23 февраля – День Защитника Отечества. Раньше этот же праздник назывался Днем Советской армии и Военно-морского флота. Еще раньше он пропагандировался как день рождения Рабоче-Крестьянской красной армии. Но в этот же день начался знаменитый белогвардейский Ледяной поход Лавра Георгиевича Корнилова. Таким образом, это настоящий мужской воинский праздник – который подходит для людей разных политических взглядов. Как говорится, на любой вкус.

В первый раз предложение возникло «на пустом месте». Среди зимы никаких сборов и игр с ребятами не устраивалось, вот и задумали исправить упущение. Но как? Руководство учебной команды казачьего отряда св. Александра Невского встретилось с настоятелем Бывалинского храма св. Никиты Павлово-Посадского района. С о.Амвросием мы уже проводили некоторые мероприятия. Знали, что он охотно идет навстречу подобным инициативам, предоставляет в качестве базы свою территорию, берет на себя духовное окормление. Сценарий придумали самый простенький. Две команды движутся из разных точек, направляясь в Бывалино. Кто раньше? А младших детей, воспитанников детского приюта при храме св. Никиты, мы в тот раз вообще не выводили на маршруты. Посадили в домиках летнего лагеря для «обороны». Когда две основных команды прошагают маршрут, они должны были атаковать малышей, сохранить и показать свою способность к «бою».

  Игра понравилась. В следующие годы появлялись новые участники, но и сценарий менялся, усложнялся. Маршруты стали выбирать различной дальности, чтобы подходили для любого возраста — хоть для малышей, хоть для студентов. Кому 5 км, кому 15. а кому и 30. Появились патрули условного противника на машинах – стали ездить по дорогам, нападать на команды, сгонять их с шоссе на снежные тропинки. Проработали конечную цель похода. Приноровились прятать в лесу лагерь «диверсантов». Участникам надо не только пройти свою дистанцию, но отыскать этот лагерь, уничтожить «противника». А «диверсанты», соответственно, противодействуют, выставляют охранение.

На новый уровень «Ледяные походы» вышли в прошлом году, когда в число организаторов вошла ассоциация военно-патриотических клубов «Резерв». Это парни серьезные. Основной состав – отслуживший в Вооруженных Силах, многие в спецназе, с опытом «горячих точек». «Резервовцы» тесно сотрудничают с правоохранительными органами, неоднократно помогали им в «чистках» московских клоак от преступных и сомнительных элементов. Отряд «ЕНОТ» активно помогает сражающейся Новороссии, провел туда уже больше десятка колонн с гуманитарными грузами, спасал мирных жителей. Довелось побывать под бомбежками, обстрелами, в других экстремальных ситуациях…

И вот эти-то бойцы вызвались помогать в проведении сборов и военно-спортивных игр с молодежью. Это обеспечило прекрасных инструкторов, консультантов, посредников. Они вызвались сами, никто не заставлял. Они отрываются от дома, тратят на подобные мероприятия собственные выходные. Причем совершенно безвозмездно. Им никто не оплачивает. Наоборот, еще и требуются затраты с их стороны. На дорогу, нужное оборудование, снаряжение.  Хотя, если разобраться, ничего удивительного здесь нет. Именно эти парни, постоянно бывающие в зоне конфликтов и бедствий, очень-очень хорошо поняли – военно-патриотическая работа с молодежью нужна. Она необходима, как воздух. Если упустим подрастающее поколение, забросим его, махнем рукой, то России больше не станет. Тогда все усилия спасать ее, реорганизовывать, возрождать, просто бессмысленны. Нечего будет возрождать…

Понимает это и Православная Церковь. Она дает нам и силу, дает такое оружие, которого, к сожалению, не было у большинства людей в советские времена. Благодать Божью, силу Честнаго Креста. Вот таким образом мы и подтянулись друг к другу, организаторы – настолько же разные и не похожие друг на друга, как участники. Батюшка Амвросий и служители его храма. Молчаливые крепкие бойцы с нарукавными нашивками «Новороссия». И ваш покорный слуга, писатель-историк…

Вручаются грамоты, и участники не подозревают, сколько трудностей пришлось преодолеть нам! Тех, кто их приглашал сюда! Не подозревают, что еще девять часов назад вся игра вообще была на грани срыва. 17 команд начали движение из разных пунктов к назначенным рубежам – но инструкторов на этих рубежах не было! Подвел транспорт, двое водителей не появились по техническим причинам. «Еноты» выехали на такси, застряли в пробке в Железнодорожном. В перезвонках вырабатывали запасные варианты. Двое бойцов все же примчались на попутных машинах. Экстренно сняли с маршрута старшего сержанта ВДВ Игоря Беспогоднова – вместо станции Вохна вызвали срочно в Бывалино. Со станции Павловский Посад, опять на такси, выдернули молодых «енотят»…

Впрочем, участникам и не нужно этого знать. Все-таки мы успели в последний момент. К 10 часам, когда на дальние рубежи выходили первые команды, инструкторы там уже появились. Все сложилось, неутыки удалось сгладить. И закрутилась «карусель» по треугольнику. На первом рубуже – поразить цели двумя гранатами. Если не сумели, то не обессудьте, по вам бьет пулемет, команда падает, 15 раз отжимается. Весело получалось! Особенно когда инструкторы посоветовали присоединяться к отжиманиям руководителям команд. Чего ж со стороны смотреть? Давайте за компанию с подчиненными! Ничего, руководители отжимались. Ворчали – ну теперь мы гранатами подзаймемся!

На втором рубеже предстояло «уничтожить» из арбалета чучело часового. Хотя тут без накладок не обошлось. Сперва арбалет вышел из строя. Отвезли туда стрэйкбольные привода, они тоже скисли. Приходилось импровизировать. Например, искать и обезвреживать «мины». Третий рубеж – мост через Дрезну. Перед ним каждая команда получает 15 стволов лазертаговского оборудования. Надо взять мост штурмом – его обороняют пятеро «неприятелей». Это препятствие вызывает особенный энтузиазм, вокруг моста разгораются жаркие «сражения».

Четвертое задание – обыскать пустующие домики летнего лагеря. Это как бы населенный пункт, оставленный «противником». Он условно заминирован. Кругом замаскированы «фугасы», «растяжки». Надо постараться избежать «потерь» или свести их до минимума, и найти большой пакет с названием твоей команды. Внутри лежит свеча и листок бумаги. Описание одного из святых без упоминания его имени. Или известной иконы. Надо догадаться, о каком святом или иконе идет речь – а на заключительном молебне найти в храме нужный образ, поставить к нему свечу. Ну а пока, до молебна, еще одно задание. Оборудовать в поле лагерь для ночевки в зимних условиях. Или хотя бы показать, что умеешь его оборудовать.

По мере того, как стрелки часов ползут к вечеру, народу вокруг Бывалино скапливается все больше. «Стрельба» на мосту трещит уже непрерывно. За мостом, в перелесках, поднимаются дымки костров – эти команды уже «отстрелялись». А другие только подтягиваются, задержались в дороге. Кто-то сбился с пути, кто-то не рассчитал время. Спешат, чтобы успеть выполнить заключительные задания, разделяются. На ходу высылают «штурмовые группы» — бросают бегом вперед, занять очередь на лазертаг. Остальной личный состав прочесывает «населенный пункт» в поисках пакетов. Наконец – 18.00. Взлетают ракеты. Посредники и инструкторы машут руками – «отбой». В лагерях собирается имущество. Строятся колонны, зашагали к храму…

Ну и что, неужели это настолько трудно, настолько дорого, почему же не устроить подобные «зарницы» в районах, городах, областях? Располагая даже скромными ресурсами, административными и финансовыми, можно ведь придумать гораздо больше. Вывести на трассы не сотни ребят, а тысячи. Десятки тысяч. Увлечь их. Позволить каждому самому почувствовать себя Защитником Отечества. Не формальным, по половому признаку – с мелким подарочком от одноклассниц на 23 февраля. Таким же формальным, как ответное 8 марта. Нет, настоящим защитником. В душе, по характеру, по запросам… Увы, пока ничего этого нет. Видимо, считают слишком хлопотным. Проще парадное торжественное собрание в школах. Какие-нибудь простенькие соревнования на площади, перед администрацией. «Галочка» проставлена, средства на «патриотизм» списаны, и зачем морочить головы?

Что же касается нашего «Ледяного похода», то он завершается. Пакеты с названиями команд ложатся под свечами возле икон святителя Николая Чудотворца, св. великомученика Никиты, св. Петра и Фефронии, св. праведного воина Феодора Ушакова… Это подтверждения: те или иные команды полностью выполнили заданные им программы. Впрочем, грамоты получают все. Если даже не выполнили один-два пункта, не успели, ну и что? Они проявили себя достойно. Продирались по 15-20 километров по снегам и лесам. Мокли, мерзли, преодолевали всевозможные непредвиденные трудности.

 А приключений-то натерпелись! Будут о них рассказывать в своих школах, дома, во дворе. Рассказывать так интересно, что товарищи обзавидуются. Но уже сейчас детские лица довольны. Целый храм усталых и довольных ребячьих лиц. Отец Амвросий служит молебен, а на душе радостно и светло.

©Валерий Шамбаров

енот корп младший состав


Поддержите проект