«Дооптимизировали» здравоохранение  

Можно ли в ближайшие годы преодолеть дефицит врачей-специалистов, особенно в сельской местности? Что для этого необходимо сделать? О кадровой ситуации в российской медицине беседуют архангельский писатель, врач Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Анатолий Беднов: — Сегодня ситуацию, сложившуюся в сфере здравоохранения в Архангельской области не критикует только ленивый.

Александр Тутов: — Как говорил Сталин, «кадры решают все». Но в нашей сегодняшней медицине с руководящими кадрами существуют серьезные проблемы. В Архангельской области после ухода с должности руководителя областного департамента здравоохранения (ныне – министерства) Сергея Эммануилова достойных руководителей так и не появилось. Последние по времени руководители занимались «оптимизацией» здравоохранения, которая превратилась в угрозу для жизни населения региона, в первую очередь – сельских территорий. Потому что сокращение шло в основном за счет снижения оплаты, которую должны были повысить, но при этом убрали все доплаты, в результате стало хуже. Почему у нас специалисты, которым за вредность полагалось платить 15% (инфекционисты, венерологи, психиатры и так далее) стали получать четыре процента? А санитаркам и медсестрам  оставили 15%. Это конечно хорошо, но врачи почему должны  страдать? Люди рискуют здоровьем, но это никак не компенсируется. Я уже не говорю про молоко за вредность, которое когда-то выдавалось. А еще оптимизация сказалась в том, что многим специалистам приходится работать больше, а получать меньше, потому что очень много стало штрафных санкций и прочего.

В том, что программа развития здравоохранения у нас не выполняется, не виноваты ни заведующие, ни рядовые врачи. Фонд обязательного медицинского страхования, который планировался как дополнение к финансированию медицины, теперь заменил его. Поэтому многие пациенты находятся в стационарах меньше, чем полагается. Постоянно возникают проблемы с получением бесплатных лекарств. В больницах и поликлиниках – очереди.

А.Б.: — Такое положение сложилось только в нашем регионе или речь идет о проблеме общенационального масштаба?

А.Т.: — Нашу областную медицину можно брать как пример ситуации в отрасли по России. А кто у нас был главный оптимизатор? Госпожа Голикова. Человек, не имеющий медицинского образования, руководил здравоохранением. И дооптимизировала до того, что пострадало много инвалидов и многих других категорий больных. Это при ней было введено правило, чтобы брать на восстановительное лечение только того человека, кто мог самостоятельно подняться на второй-третий этаж. И еще много ограничений – по путевкам, ограничение санаторно-курортного лечения пятью процедурами и так далее.

А теперь она в Счетной палате контролирует финансирование отрасли. И меня, поэтому, нисколько не удивила ее фраза о том, что проблемы коррупции в России преувеличены, и Счетная палата не собирается проверять тех чиновников, кто купил себе дорогую машину или приобрел дом за границей. Да и как она станет проверять себе подобных? Я считаю, что система здравоохранения после ее руководства еще долго не восстановится. Хотя и пришла на ее место Вероника Скворцова, вроде бы грамотный специалист…

А.Б.: — Можно ли в ближайшие годы набрать необходимое количество квалифицированных специалистов, чтобы заполнить вакансии?

А.Т.: — То, что я говорил еще в 2007 году – о дистанционной медицине, о том, что надо платить миллион не молодежи, а хорошим специалистам, которые могли бы закрывать вакансии в районах, о том, что лечить надо не заболевание, а человека – все это актуально и сегодня. И громкое заявление нового министра, что она за два года решит проблему с медицинскими кадрами – это иначе как сказкой не назовешь. Где взять такое огромное количество подготовленных, квалифицированных специалистов для села, когда у нас в городах нехватка сорока-пятидесяти процентов врачей, а в сельской местности – восьмидесяти-девяноста процентов? Даже если провести тотальную мобилизацию всех, кто когда-то учился в медицинских вузах, а сейчас работает в бизнесе или еще где-то, людей все равно не хватит. Это – очередное заявление ради заявления, желания сказать красиво. Мне кажется, что очередной министр здравоохранения не знает ситуации в стране. Или они хотят сократить количество медицинских учреждений в стране, чтобы хватило медиков?

А.Б.: — Может ли частная медицина стать кадровым ресурсом для государственных медучреждений?

А.Т.: — Из частной медицины врачей трудно переманить, так как в государственной медицине зарплаты маленькие. Можно закрыть частные кабинеты, но улучшит ли это медицинское обслуживание? Я думаю, нисколько. Надо сделать нормальную зарплату в государственной системе здравоохранения, чтобы врач, работающий хирургом, реаниматологом или другим узким специалистом, получал достойно. Но эту проблему можно решить лет за десять, не раньше.

А.Б.: — Есть выход из создавшейся ситуации, которая выглядит тупиковой?

А.Т.: — Израиль когда-то поступил более грамотно: там собрали специалистов со всего бывшего Советского Союза, а потом под них и оборудование сделали. А у нас оборудование закупается, а под кого – вопрос не решается. И потому мое представление о будущем нашего здравоохранения пока печальное – как по отношению к пациентам, так и медсестрам, врачам, санитаркам.  Чем дальше – тем хуже. Проблемы стоят огромные. Хороший руководитель медицинского учреждении я должен быть и хорошим врачом. Только когда он достигнет определенного профессионального уровня, он может стать хорошим управленцем. А у нас чаще всего руководят медициной люди, которые не работали в практическом здравоохранении. В СССР была хорошая практическая подготовка для управленческого звена, сейчас ее нет. И если эти организационные вопросы не будут решаться, нас ждет дальнейшая деградация здравоохранения. И люди будут выживать не благодаря, а вопреки.

©Александр Тутов


Поддержите проект