Дом, который построил Спецстрой

обрушившаяся казарма в Омске

Министр обороны Сергей Шойгу во время посещения Третьего центрального военного клинического госпиталя имени Вишневского, где лежат десантники, попавшие под завал при обрушении казармы в Омске, попросил у ребят и их семей прощения за произошедшее. «В армии за все отвечает командир, — сказал Шойгу об арестованном недавно полковнике Пономарёве, заселившем солдат в рухнувшую вскоре казарму, — «Но хотелось бы, чтобы и у отдельных директоров, делавших ремонт, зашевелилась совесть».

Что ж, министр сделал то, что должен был сделать на его месте нормальный русский офицер.  Но для того, чтобы казармы не рушились, а матери не хоронили сыновей, фактически намеренно убитых в мирное время дельцами ради очередных украденных из военного бюджета денег, совершенно необходимы две вещи. Во-первых, чтобы убийцы – настоящие убийцы, а не «стрелочники» — получили по заслугам. Во-вторых, чтобы сама система, делающая возможными подобные преступления, была как можно скорее изменена.

Начну со второго. Как известно, проект выполнял Спецстрой. Который провёл «конкурс», в котором «победила» созданная им же фирма ФГУП «Спецстройинжиниринг». Которая передала всё субподрядчику —  ООО «Ремэксстрой», фирме с уставным капиталом 10 тыс.рублей, умудряющейся ежегодно получать заказы от военных на сотни миллионов. Которая «в сроки не уложилась», но казарму комиссии, тем не менее, сдала, после чего спустя всего полгода казарма эта рухнула, похоронив под обломками 24 десантника — без малого взвод.

Узнав про это, мой сын, только что закончивший первый курс экономического ВУЗа, был в шоке от того, насколько данная схема противоречит всем изучаемым им законам экономики. Он никак не понимал: для чего в этой цепочке вообще нужен ФГУП? Не проще ли Спецстрою или любой другой Госконторе провести тендер среди нормальных строительных компаний, умеющих обеспечить весь требуемый строительный цикл, а не позволять «выигрывать тендеры» фактическому посреднику?

Пришлось объяснить. Проще, если цель — построить объект при минимальных затратах государства. Но если цель — попилить смету и украсть по максимуму, тогда всё правильно, и ФГУП Госконторе совершенно необходим! Не самим же большим начальникам смету дербанить! А так есть ФГУПы, как правило – во главе со «своими» отставными генералами, которые передают строительство «своему» подрядчику, заранее согласному, что  изрядная часть сметы (знающие люди говорят, что сегодня «нормой» считается 40% и более) до него не дойдёт. В итоге, ФГУП распределяет «отпиленное» между своими и вышестоящими начальниками, а хозяева нанятого «шарашмонтажстроя» ломают голову, как на оставшееся и объект построить, и себя, любимых, не обделить.

Например, злокозненный «РемЭксСтрой» в Омске, как выясняется,  не имел даже проекта запланированных ремонтных работ, хотя это в смету заложено было. Соответственно, и контролировать было нечего, и представители авторского, строительного, технического или какого-либо другого надзоров стройку ни разу не посещали, а когда пришло время сдавать казарму «с недоделками», с приёмной комиссией просто «договорились».

Уже на этом основании недавно арестованный владелец «РемЭксСтрой»  Александр Дорофеев будет, видимо, вместе с полковником Поповым назначен «стрелочником» и посажен. Чтобы успокоить общественность и не копать «выше», ломая созданную «реформатором» армии экс-министром Сердюковым схему, позволяющую кормиться огромному числу высокопоставленного ворья — в погонах и без. Потому что, вообще-то, казарма в Омске рухнула не в результате проведённых «РемЭксСтроем» работ: просто ремонт зданию требовался капитальный, а в результате растащенной почти полностью сметы сделали «косметический».

Даже неспециалисту понятно, что «копать» нужно глубже, не только на уровне генподрядчика — ФГУПа, но и Спецстроя. Ведь сегодня это не та уникальная советская госорганизация, которая возводила военные объекты особой важности. После «реформ»  Сердюкова это вполне  самостоятельный игрок на рынке строительных услуг, все претензии к которому возможны только через судебные иски…  Отсюда и результат.  Например, недавно выяснилось, что Спецстрой «не успевает» возвести в срок ряд военных объектов на Курильских островах, на которые из бюджета было выделено 12 миллиардов рублей.  Генподрядчиком, кстати, как и в Омске, здесь выступает всё тот же постоянный «победитель в тендерах» ФГУП «Спецстройинжиниринг», и тоже — ни проектно-сметной, за которую ответственен генподрядчик, ни рабочей документации у «шарашмонтажстроя». С проектно-изыскательскими работами «опоздали» почти на полтора года. Но аванс в три миллиарда рублей получен, и, видимо, уже поделен, ибо выполнявшие работы организации денег не увидели.

Ещё один громкий провал Спецстроя – космодром Восточный. Опять Спецстрой, опять   очередной ФГУП под названием ГУСС «Дальспецстрой», возглавляемый отставным генерал-лейтенантом Юрием Хризманом, уже взятым под арест.  Не удивлюсь, если и строил, как в Омске, очередной «шарашмонтажстрой» с уставным капиталом 10 тыс.рублей. Зато следствие утверждает, что только в 2012–2013 годах бюджету здесь нанесён  ущерб в 1,8 миллиарда рублей… Слава Богу, что после скандала на Восточном Спецстрой исключили из ещё одного крупного проекта — строительства моста через Керченский пролив.  Страшно подумать, к чему в противном случае могла привести патологическая алчность спецстроевских клептоманов в генеральских лампасах!

Непонятно только одно: почему извиняться перед осиротевшими семьями омских десантников должен министр Шойгу, а не неуязвимый для Уголовного кодекса экс-министр Сердюков, создавший все эти по сути коррупционные схемы всероссийского масштаба? И не генпрокурор, терпящий их существование? Очевидно, потому же, почему в августе  2000 года перед семьями погибших подводников «Курска» оправдывался всего лишь несколько месяцев находящийся у власти Путин, а не разваливший флот Ельцин.


Поддержите проект