Два пути общины

Исторический опыт и закулисная реальность современности не оставляют никаких сомнений в том, что общинность, как естественная форма устройства человеческого общества, является самой эффективной и полноценной для всех её участников, в полной мере реализуя их духовные, культурные и материальные потребности. Несложно догадаться, что и среди общин есть значительное видовое разнообразие, обусловленное разным количественным и качественным составом участников. Но главное различие кроется не в этом. Будучи чрезвычайно мощным общественным инструментом, главным критерием любой общины является конечное целеполагание её существования. И здесь нас ждёт настоящая неожиданность. Оказывается, не все общины одинаково полезны! Как же не стать игрушкой в чужих руках и интересах?

Начнем с того, что же такое община? Излишне красноречивая по всяким пустякам Википедия в этом случае оказывается крайне немногословна, выдавая всего пару сухих предложений. Согласно ей, община – традиционная форма социальной организации, характеризующаяся коллективным трудом и потреблением. Во времена первобытного строя, когда потребление для человека являлось вопросом выживания, а не прихоти, такое определение, в принципе, было достаточным. Однако с течением времени социальное устройство человеческих общностей чрезвычайно усложнилось — появилось разделение труда, скотоводство и земледелие, экономика, научный прогресс. Казалось бы, «примитивной» общинности не место в таком сложном мире, но общины, несмотря ни на что, не только не утратили своей актуальности, а наоборот, за прошедшие тысячелетия еще больше подчеркнули свой фундаментальный статус единственных настоящих субъектов бесконечной борьбы за выживание.

Но, как и всякий хороший инструмент, общинность в руках нехороших людей сложно назвать благом. Те же самые тоталитарные секты, к примеру, частенько причисляют себя к общинам, хотя и не являются ими в полном смысле. Чтобы отделить мух от котлет, нам потребуется какое-то универсальное мерило, позволяющее оценить «полезность» той или иной общины. Как уже было сказано выше, таким мерилом является целеполагание существования общины в общем и, как следствие, каждого её члена в частности. В конечном счете, именно целеполагание определяет, как община будет проявлять себя во внешнем мире. Соответственно, закрывая глаза на несущественные детали и опуская всякие прочие различия, по аналогии с животным миром можно выделить две основные категории общин — симбиотические и паразитические.

Как следует из названий, благодаря разделению общин по целеполаганию, мы получили два лагеря, полезные и вредные. Здесь стоит объяснить, что вред и польза определяется со стороны стороннего наблюдателя, поскольку для непосредственного участника настоящая община ВСЕГДА является пользой. Поскольку мы живём в достаточно сложном обществе, имеющим строгую политическую организацию, рассматривать полезность общин также стоит применительно к главному политическому субъекту — государству. Есть, конечно, и надгосударственные общины, но разговор о них неминуемо попадает в разряд конспирологических теорий, а стало быть, на данный момент, не имеет никакого практического смысла.

Итак, начнем с плохого. Что такое паразитическая община? Очевидно, эта та община, целью которой является лишь получение материальных благ из внешней среды. Такое ограниченное целеполагание развязывает руки в плане методологии действия и в ход идут такие нелицеприятные вещи как жульничество, кражи, наркоторговля и прочий криминал. Энциклопедическим примером такой общинности является цыганский табор, да не оскорбит подобная констатация фактов это древний и зарегистрированный в Конституции РФ народ. Так же общинами-паразитами являются все псевдо-религиозные культы, лишающие людей имущества и выводящие их из привычного ареала обитания. Не сложно догадаться, что такие общины обедняют, а то и разрушают собственную среду обитания. В нашем случае – государство. Следовательно, со стороны государства было бы вполне логично бороться с такими проявлениями общинности всеми доступными способами.

Что же касается общин-симбионтов, здесь всё намного сложнее  и непонятнее для простого обывателя. В самом тяжелом случае, а сейчас общество находится именно в нём, когда общины составляют лишь незначительную часть населения, в них концентрируется энергия, необходимая для дальнейших благотворных изменений. Как первобытная община, концентрируясь на производстве продовольствия, была фундаментом развития общества, так и сегодня, благодаря узкой спецификации, только здоровые общины могут рассматриваться как стержень общества. Имея в своём целеполагании не только материальные, но и духовные приоритеты, методология действий такой общины становится настолько универсальной, что может руководствоваться лишь одним критерием — эффективностью. Благодаря такому подходу, в здоровой общине сочетаются не сочетаемые на первый взгляд вещи, например, традиционализм и высокотехнологичность. Симбиотическая государству община, в первую очередь заботясь, разумеется, о собственных участниках, в обмен на потребляемые ресурсы выдаёт равноценный продукт, будь то информация, концептуальные идеи, квалифицированные специалисты или уникальные услуги. При этом внимание уделяется и внешней среде, поскольку здоровая община нацелена на долговременное существование и развитие, а стало быть, не заинтересована в ухудшении ареала обитания.

В свете вышесказанного, разница между двумя лагерями общинности становится, надеемся, очевидной. Остаётся добавить лишь одну вещь. В силу критичности сегодняшнего положения, деятельность немногих существующих общин-симбионтов является стратегически важной для государства, особенно в плане идеологической мобилизации и укрепления перед внешним врагом. За последние несколько лет можно отметить значительное смещение векторов развития здоровых общин и государства в одну сторону. Собственно, именно поэтому описанный выше подход является симбиотическим, а не наоборот.  Государства часто меняются, а общины продолжают свою жизнь, не меняя своего главного целеполагания — обеспечивать выживаемость своих семей. Если у отдельно взятого государства не находится механизмов и средств направить энергию общинности в конструктивное русло, оно неизбежно рухнет перед другими, более жизнеспособными государствами. А общинам, в конце концов, без разницы с кем заключать общественный договор. Субъекты всегда договорятся между собой.


Поддержите проект