Генералы песчаных карьеров

псковские подростки бони и клайд

Со времён наступления гласности, наши сограждане как-то пообвыклись получать печальные сводки новостей из-за границы, в основном из США, в которых тот или иной псих с оружием терроризирует местное население. Несмотря на значительные человеческие потери, характерные для таких инцидентов, нельзя сказать, чтобы наше общество как-то сопереживало случившемуся, скорее даже наоборот. Вместо сожаления, вовсю распространялись мнения о слишком простом получении оружия, о запредельном количестве психов и о «каре Господней». Конечно, умные люди говорили, что всё не так однозначно, что никто от этого не застрахован, но их мнение, как обычно, никого не интересовало, у масс было своё четкое, «непредвзятое и не навязанное» толкование происходящего — во всем было виновато американское правительство. Однако, когда подобные случаи начали происходить у нас в стране, загадочное «общественное бессознательное» с такой же легкостью и непринужденностью обвиняло во всём тех самых «отчаянных», решивших взять в руки оружие. Исключения не случилось и на этот, недавний, но вряд ли последний раз, когда «героями» стали двое псковских подростков, история которых за несколько часов облетела весь Рунет. Но вот бурление «экспертов несмежных областей» поутихло, и, несмотря на отсутствие выводов следствия, наступила пора делать выводы собственные…

На всякий случай напомним саму хронику событий, без знания которых сделать правильные выводы не получится. Двое пятнадцатилетних подростков, учившихся в параллельных классах и состоявших в романтических отношениях, сбежали из дому. Сбежали далеко, но предсказуемо — на непосещаемую в зимнее время дачу отчима девочки, в часе езды от Пскова. Спустя три дня их нашли мать и бабушка, однако диалог не заладился и к разбирательствам попытались присоединиться полицейские.  Но и тут что-то пошло не так — их встретили выстрелами из охотничьего ружья. Подростки, поняв в какой «неординарной» ситуации они находятся, решают вести он-лайн трансляцию в Перископе (приложение для мобильных устройств), рассказывая зрителям подробности своей жизни и обсуждая, что делать дальше. Спустя еще несколько часов, дом с двумя вроде как обезоруженными к тому моменту подростками берет штурмом прибывший из Москвы СОБР.  Оба подростка найдены мёртвыми, «с явными следами самоубийства». На этом беспристрастная повествовательная часть заканчивается, и начинаются непредвзятые рассуждения.

Понятное дело, что побег из дома произошел не на пустом месте и не от хорошей жизни.  По заявлениям подростков, отчим девочки, «спецназовец, эфэсбэшник, охотник», на даче которого они скрывались, любил заниматься рукоприкладством и, судя по запасам алкоголя даже на необитаемой даче, выпить тоже был не проч. Исходя из состава родственников, спустя трое суток вспомнивших о детях и прибывших «на переговоры», «под раздачу» регулярно попадала не только падчерица. Впрочем, и без лишних домыслов причины конфликта вполне понятны абсолютному большинству наших соотечественников. «Семья» юноши тоже не отличалась благополучием — тоже отчим, тоже недопонимание. Вероятно, именно семейные проблемы стали «спонсором» их отношений. Насмотревшись на негативные примеры дома, подростки поняли, как делать не нужно. «Как нужно», им, конечно, никто не объяснил, а потому ребята пытались разобраться во всём самостоятельно, ориентируясь, видимо, на романтизированные образы известных любовных историй. Это не делает их «особенными», а, тем более, героями.  Обычные дети, которые не сдались перед обстоятельствам, потому что «русские не сдаются». Хотя и детьми то их называть не совсем корректно — раньше в этом возрасте вполне успешно совершали воинские подвиги, не говоря уже об Александре Невском… Сегодня же «взрослое правовое общество» уповает на некую магическую трансформацию человека в момент восемнадцатилетия, упорно не считая нужным принимать участие в этом процессе.

Но вернёмся к влюблённым. Совсем не сложно представить, каким «тёплыми» словами прибывшие родственники встретили беглецов. Фрагмент с ножом в руках девушки не совсем однозначен, но его можно списать на романтическую браваду. Как и «выстрел» из пневматического пистолета в сторону матери, произведенный «защитником» девушки. Впрочем, пневматического ли — большой вопрос, ведь в снятых роликах и оперативной съемке он нигде не мелькает, в отличие от травматического ТТ, найденного подростками на даче. Возможно, это ошибка журналистов, в чьих выкладках просматриваются и другие взаимоисключающие моменты, такие как отсутствие раненных и «кровавая дорожка к кустам, за которыми прятались полицейские».

Оружие во всей истории играет особую роль. Многие назовут его главной причиной трагедии, но это в корне неверно. В контексте произошедшего, вопросы могут быть только к владельцу оружия, но и этот факт не является основополагающим, хотя и заслуживает внимания. Дело в том, что прибывшие на дачу подростки, обнаружили (вероятно, не случайно) оружейный шкаф, в котором помимо алкоголя хранились два ружья, травматический пистолет и изрядный запас патронов. Само наличие оружия на неохраняемой и непосещаемой в течение долгих периодов, известных соседям, даче, является несколько спорным моментом. Но еще важнее дрегое. Шкаф был открыт отнюдь не украденным «бунтующими детьми» ключом, нет. Жалкое подобие оружейного шкафа из китайской картонной жести было вскрыто обычным ножом. Ну а как снарядить ружьё – много ума не надо. Далее сказалось отсутствие культуры поведения с оружием, помноженное на ту же юношескую браваду.

Прибывшие на место полицейские, наверняка «накрученные» родителями, затеяли «тонкую психологическую игру». В итоге, не придумав ничего лучше, как брать депрессирующего 15 летнего выпившего пацана с ружьём «на слабо», стражи порядка закономерно получили заряд картечи в свою сторону, после чего благополучно ретировались. Поведение правоохранителей тоже отдельная тема, обсуждать которую без досконального знания всех деталей не совсем корректно. Понятны лишь основные моменты, выполненные в рамках должностных инструкций. Доложившись о «тёплом» приёме, полицейские стали дожидаться подкрепления в лице вроде как московского СОБРа. О чем они не поленились предупредить подростков.

Здесь начинается та самая трагикомедия, с которой успели ознакомиться десятки тысяч пользователей Сети. Испуганные, но подстегиваемые гонором, романтизмом и алкоголем подростки, не понимая, что делать дальше и пытаясь найти хоть какую-то поддержку в отвергающем их обществе, начинают двухчасовую прямую трансляцию. Однако запланированное «реалити-шоу», по большому счету, обернулось против них самих. С одной стороны, особого наплыва зрителей не наблюдалось — не помогала даже периодическая стрельба по брошенной полицейской «буханке» и окрестным пустым домам, что только усугубляло ситуацию. С другой стороны, немногочисленные зрители даже не пытались играть в психологов и оказывать какую-либо поддержку. Участие друзей и одноклассников, за редким исключением, сводилось к нагнетанию ситуации и советам, как лучше покончить с жизнью. Подростки, может, изначально и не планировали такого исхода, но то же пресловутое «на слабо» сделало своё дело. На миру и смерть красна.

 «Народная мудрость» гласит, что смерть одного человека — трагедия, а миллионов — статистика. Если же задуматься, всё обстоит с точностью до наоборот. Смерть этих двух подростков является именно статистикой, погрешностью, которая обязана была произойти в силу неизбежного стечения определённых обстоятельств. Трагедия же в том, что потенциально, в такой или похожей ситуации может оказаться едва ли не каждый представитель современной молодёжи. Может показаться невероятным, но всё обстоит именно так. У подавляющего большинства подростков наблюдаются проблемы в семье, почти все лишены здоровых ценностей, многие предоставлены сами себе. Пытаясь подражать взрослым, они делают только хуже, потому что светлых примеров в быту не так уж много, если они вообще есть.  А энергии то хоть отбавляй, пассионарные нотки так и бурлят. Вот и получается, что достаточно лишь создать подходящие условия и наши дети сами объявят войну этой жизни, не дожидаясь, пока их сведут в могилу серые неосмысленные будни существования ради существования.

Кто в этом виноват? Вначале текста была затронута очень важная тема. Общественному сознанию в таких случаях предлагается всего два варианта виновников — либо сами «герои», либо государство. Это очень эффективный приём, чтобы никто не допустил третьего варианта. А ведь именно он, чаще всего, самый верный. В данном случае, третьим вариантом является само общество. Но не в смысле массы разобщенных индивидуумов, а как система их организации, то есть, общественный строй. Существующий общественный строй постмодерна не заинтересован в выращивании психологически сильных и здоровых личностей. Его можно понять, это вполне рационально. Нельзя понять лишь людей, готовых в таком обществе жить. Ведь это подразумевает полнейшее разрушение всего «чистого-доброго-вечного», что делает человека человеком. В первую очередь, системы моральных координат, адекватных жизненных целей и фундамента здорового общества — института семьи. В результате такого предательства и происходят вопиющие случаи, когда самые живые из разобщенной массы, не найдя себя, объявляют войну всему миру, отдавая свои жизни, фактически, ни за что. И виноваты в этом все те, кто продолжает жить противоестественной безответственной жизнью атомизированного общества потребления. Те, кто при этом знает, что можно жить иначе — виноваты вдвойне. Уменьшить степень своей вины можно только постоянной работой по исправлению сложившейся катастрофической ситуации. А до той поры, пока всё остается как есть, ответственность за подобные трагедии лежит на совести каждого.


Поддержите проект