Выбор сильных

выборы президента россии

Пока мы еще живём в формате демократического государства, выборное право можно считать одной из главных гражданских привилегий человека. Формально, на голосовании гражданин своим осознанным волеизъявлением определяет будущее своего государства. Сегодня, к сожалению, до осознанности очень далеко. Более того, некоторые личности призывают в рамках «борьбы за справедливость» вообще бойкотировать выборы, а то и агитируют за прямое нарушение законодательства. Попробуем вместе разобраться, как называется это отклонение.

Выборы президента страны являются если не единственным, то уж совершенно точно главным поводом активации спящих ячеек вечно несогласных борцунов за права и свободы остальных, ни на что не жалующихся и ни о чем не подозревающих граждан. Иногда создаётся впечатление, что эти пассивные активисты по случаю президентских выборов буквально выходят из анабиоза и, не оглядываясь на окружающую действительность, сразу принимаются отрабатывать свою методичку, даже не пытаясь задействовать поврежденные в криокамере клетки головного мозга. Только так можно объяснить всю глубину противоречий в их наглядной агитации. Так, например, призывы к бойкоту выборов стали уже своеобразной традицией, неизменной доброе десятилетие. При этом никого не смущает логическая несостыковка между постоянным повторением тезиса о необходимости гражданской активности и убеждением в бесполезности её проявления путём голосования. Ох, наверное, тяжело живётся с таким когнитивным диссонансом.

Впрочем, некоторые околополитические садисты, по-другому в рамках цензуры их назвать сложно, идут ещё дальше и вместо игнорирования выборного процесса призывают к незаконному вмешательству в него. Так небезызвестная заходящая звезда оппозиционного цирка по имени Алексей, пренебрегая предупреждениями от ЦИКа, предлагает своим сторонникам сразу несколько вариантов совершения вполне конкретных уголовно наказуемых деяний в отношении предстоящего голосования. Перечислять их будет, как минимум, некорректно, а вот знать, что за это сектантам светит до пяти лет реального срока — будет не лишним. Кто-то из них может прочесть эти строки, задуматься о своём поведении и не станет ломать себе жизнь таким дурацким способом. Хотя, наверное, надеяться на наличие сознания у особей, допустивших признание авторитетом Алёши и Ко будет излишне оптимистично.

Само наличие возможности как-то негативно влиять на выборы посредством бойкота является свидетельством несовершенства выборной системы, которая должна быть и будет неотъемлемым элементом гражданского общества как минимум до восстановления монархического строя, а, скорее всего, в той или иной форме и после этого. Человек, мнение которого имеет ценность для развития государства, не имеет морального права молчать и должен нести ответственность вплоть до уголовной в случае попытки уклонения от этого долга. И здесь всплывает один очень важный нюанс — а так ли уж справедлива система, при которой голос любого гражданина одинаково ценен? Ведь, по факту, допущение даже до опосредованного участия в жизни страны пустоголовых ценителей площадных агитаторов являет выглядит не очень рационально с точки зрения соблюдения интересов остального общества. Вообще установка о том, что мнение всех людей одинаково ценно, мягко говоря, сомнительна. Всерьёз с этим согласиться может человек либо недалёкий, либо глубоко себя не уважающий.

Раз уж есть прослойка граждан, готовая добровольно отказаться от своего конституционного права, почему бы не пойти дальше и не ввести жесткие ограничения для того, чтобы право на выражение собственного мнения нужно было в прямом и переносном смысле заслужить? Или, хотя бы, ввести весовые коэффициенты, справедливо признающие мнение человека, например, участвовавшего в нескольких военных компаниях, имеющего трех детей и два высших образования, более ценным для общества, чем волеизъявление какого-нибудь бездетного тунеядца, которого еще и уговаривать надо прийти на выборы. Да и возрастной ценз можно смело поднимать лет на пять, если не больше — о какой гражданской позиции можно говорить с 18-ти летней моделью человека, не имеющей реального опыта самостоятельной жизни и не знающей истории собственного государства. Впрочем, сегодня большинство взрослых этим тоже не грешат. Но это еще более глобальная проблема, решить которую без естественной структуризации общества вообще представляется маловероятным.


Поддержите проект