Воин или «качок»?

физическая подготовка воина

Занятия спортом – нужно ли превращать их в самоцель? Что должно лежать в основе – стремление к новым и новым рекордам или же достижение гармонии телесного и духовного совершенств? И ради чего в конечном итоге необходимо это самосовершенствование? Кто более ценен России – просто детина с накачанными мускулами или воин-патриот, готовый употребить свою богатырскую силу на благо родной страны? О том, в чем заключается главная цель занятий спортом размышляют писатель, один из первопроходцев русских воинских искусств в Поморье, лидер Архангельского регионального отделения «Народного Собора» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Спартанцы не были спортсменами

Александр Тутов: — Конечно, занятия физкультурой и спортом – это лучше, чем пьянка-гулянка. И при всем моем уважении к тем, кто ими занимается…

Анатолий Беднов: — Просто не надо возводить спорт в культ

Александр Тутов: — Все-таки спорт – это занятие больше для потехи тела. А настоящему воину нужно, прежде всего, изучение воинского искусства и развитие тела именно для того, чтобы быть воином. Он должен совмещать крепость тела, силу духа и ясность цели. У нас развитие духа всегда было связано с Православием. Запорожские, донские и другие казаки – своего рода рыцарские отряды. То же самое было впоследствии и у офицерской элиты.

А у воинов-спартанцев атлетизм был вообще запрещен. Они были крепкими воинами, но их мышечная система имела так называемый сухожильный тип, с крепкими, но не объемными мышцами. Потому что во время длительного боя или при переходах избыточная мышечная масса – это слишком тяжело. И крови для нее требуется больше. Вот почему спартанцы относились к спорту более спокойно, они отошли от целого ряда спортивных соревнований. В тех же боях типа панкратиона они не участвовали, потому что спартанскому воину нельзя сдаваться. Воин должен погибнуть или получить увечье в бою.

Гармоничное развитие тела, его тренировки – это не спортивные достижения ради самих достижений, ради результата. И я – сторонник того, чтобы люди занимались воинскими единоборствами для воспитания в себе воина, а не спортсмена. Когда спорт ради спорта и этим все ограничивается – это в определенном смысле просто эгоизм, стремление потешить самолюбие.

Нужно стараться быть здоровым, отказываться от вредных привычек, но нельзя заниматься исключительно самосовершенствованием и саморазвитием – все равно должна быть великая цель. Только тогда все эти занятия имеют смысл. И раньше специально подготовленных спортсменов набирали в спецотряды и готовили их на случай войны. Но ценились, прежде всего, боевые навыки.

Анатолий Беднов: — То есть воин должен быть приспособлен к специфике боевой обстановки, а не просто обладать внушительной мускулатурой, уметь максимально быстро пробежать определенное расстояние и так далее? Главное – владение профессиональным мастерством воина, а не успехи на беговой дорожке, на ринге и прочее.

Александр Тутов: — Как выглядел воин-самурай? У него всегда был животик. Почему? Потому что считалось, что он должен уметь долгое время лежать в засаде, в снегу.

Анатолий Беднов: — И для того, чтобы ему не окоченеть, нужен подкожный слой жира, а отнюдь не рельефные мышцы как у атлета.

Александр Тутов: — Обратите внимание: у воинов никогда не было «кубиков» пресса, потому что они сильно снижают подвижность в бою.

Анатолий Беднов: — А голливудские спартанцы – парад культуристов…

Александр Тутов: — На самом деле у них были развиты боковые мышцы живота – это необходимо для поворота корпуса. А пресс ограничивает подвижность. К тому же, как пресс не качай, удара меча или копья он все равно не выдержит. Спартанцы очень правдоподобно показаны по фигуре и внешним данным в другом американском фильме, снятом в шестидесятых.

Анатолий Беднов: — К тому же древние греки ценили гармоничную фигуру, а не гипертрофированную, не ту гору мяса, которой щеголяют многие современные приверженцы атлетизма. Достаточно посмотреть на классическую античную скульптуру, чтобы уяснить разницу…

Александр Тутов: — Были исключения – например, Милон Кротонский, который таскал на себе быка. Платон тоже занимался панкратионом, но это не было его целью, он занимался развитием философии.

Сила без духа мертва

Анатолий Беднов: — В современной России о необходимости развития спорта говорится с самых высоких трибун – не спортивных, а политических. Но в заботах о здоровом теле не забыть бы о здоровом духе. А это далеко не всегда сочетается в одном человеке.

Вспомним, что в восьмидесятые-девяностые годы многие криминальные группировки в России состояли из вчерашних спортсменов, нашедших столь своеобразное применение своим физическим качествам и умениям.

Александр Тутов: — Если говорить о современной России, то спортсменов у нас хватает – не хватает массового занятия физкультурой. То есть либо занятие спортом ради спорта, либо он полностью исключается. Нет золотой середины. А еще нужно духовное развитие, которого не хватает в первую очередь. Молодежь сидит за компьютером, скачивает книги, но это не художественная литература, а книги, например, по психологии – о том, как оказывать воздействие на людей, по бизнесу. Они не повышают духовность.

А занятия спортом без духовности формируют себялюбивых людей, которые будут заниматься только собственными проблемами и интересами. Но в случае, когда у них возникают какие-то проблемы, им ожидать помощи практически неоткуда. Помочь, защитить кого-то, самим защититься эти спортивные «мудрецы» не могут. Мудростью они почему-то считают умение обмануть, интриговать, воспользоваться ситуацией. Глупцами они считают тех, кто будет помогать другим, может преодолеть свои интересы ради них.

И это страшно. Поэтому более перспективными считаются командные виды спорта, которые учат людей взаимодействовать, поддерживать друг друга. Не зря в телохранители предпочитают брать не боксеров, борцов, а игровиков, каких-нибудь гандболистов, которые более подготовлены для этого: они стремятся не уйти, скрыться, а прикрывать и защищать. Это уже доказано.

Каждодневные тренировки спартанцев не являлись спортом. То же самое у казаков – они должны были формировать определенные боевые навыки. Как показывает история, побеждали не спортсмены, а воины. Хотя воины должны заниматься спортом – как средством духовного, физического, и, в первую очередь, морально-патриотического воспитания. Спорт должен быть объединяющим началом, а у нас он превращен в шоу. Раньше соревнования устраивались для формирования воинских навыков. Пусть сейчас мирное время, но надо уметь постоять за себя, защитить своих родных и близких. А в бою ведь главное – не занять первое место, а победить, может быть, и не по-спортивному. Но при этом не надо быть жестоким. Хотя исторически русским воинам жестокость никогда и не была свойственна, в том числе в войнах последних десятилетий – в Приднестровье и других местах. Русские могли быть жестоки только в бою, они никогда не издевались над пленными.

Анатолий Беднов: — Жестоки в атаке, в рукопашной схватке. Как в песне Владимира Высоцкого о русском солдате: «Я пред боем тих, я в атаке лют, ну а после боя – ласковый». За это нас и уважали другие народы.

Александр Тутов: — Я больше поддерживаю не спортивную, а военно-патриотическую подготовку, боевую и духовную. Без духовного развития человек превращается в машину для убийства. А он должен быть не убийцей, а защитником. Должен и в культуре разбираться, и воевать уметь. Как русский витязь должен был владеть мечом, топором, стрельбой из лука, играть в шахматы, шашки, уметь читать – то есть должен был быть достаточно широко развитым. Все то же, что и у западных рыцарей. Так что нужно воспитывать из мужчин воинов. А физкультурой пусть женщины занимаются – им это полезно для общего развития и укрепления здоровья.

©Александр Тутов


Поддержите проект