Военно-тактическая игра в честь святого Архистратига Михаила

Наш коллектив на протяжение многих лет поддерживает и развивает военно-патриотическое движение в России. Среди прочего мы активно помогаем в организации и проведении военно-тактических игр. В ноябре 2012 года мы не изменили этой традиции и вновь поучаствовали в данном мероприятии.

Пожалуй, лучше всего об этих играх сможет рассказать их идейный вдохновитель — полковник Шамбаров Валерий Евгеньевич, историк, писатель и просто замечательный человек. Вот его отчётная статья по мероприятию, приведённая с некоторыми сокращениями:

«Военно-тактическая игра в честь св. Архистратига Михаила проводится при Никитском храме в деревне Бывалино Павлово-Посадского района уже в третий раз. Идея была простая – дать ребятам возможность побыть в условиях, хоть как-то приближенных к боевым, поучиться военному делу, потренировать свои навыки, выносливость, проверить себя «на прочность». Настоятель храма св. Никиты игумен Амвросий (Шевчук) всегда очень активно поддерживает плодотворные предложения по работе с молодежью, он благословил и эту игру.
Вызрел сценарий: одна сторона обороняется, должна сутки удерживать условный населенный пункт. Его изображает летний лагерь при храме – деревянные домики, сцена открытой эстрады со скамейками, кухня, столовая. Соответственно, вторая сторона должна овладеть населенным пунктом. Время игры – под праздник св. Архистратига Михаила, конец ноября, выбрали не случайно. Погода в этот период, как правило, самая отвратительная. Осень кончается, но и зима еще не установилась, холод, слякоть, грязь, дождь, мокрый снег. А ведь в конце ноября кипела битва под Москвой, началось контрнаступление под Сталинградом. Молодое поколение может на себе почувствовать, в каких условиях жили и сражались наши предки.
В лагере мы ничего специально не готовим. Это как бы деревня в прифронтовой полосе, брошенная населением. Если ты нашел кровать или матрац – пользуйся, нет – располагайся как сумеешь, на столе, на полу. Имеется кирпичная печь на дровах: вскипятить чай, обогреться, высушить одежду и обувь. Надо рыть окопы в грязи, мерзнуть и мокнуть на постах… Тяжело, неприятно? А на чей-то взгляд просто глупо? Но игра чрезвычайно понравилась всем, кому довелось в ней поучаствовать. О ней пошла молва, росла популярность. В первый раз в «сражениях» вокруг Бывалинского лагеря сошлись две команды, около 40 человек. Сейчас сюда собралось 12 команд из Москвы, разных городов и поселков Московской области.
В полдень 17 ноября в строю застыли полторы сотни ребятишек, подростков. В руках макеты оружия, пневматики, а у многих всего лишь деревянные автоматы. Это допускается. Было бы хоть что-то, изображающее оружие. Разный и возраст. На одном фланге отряд «Резерв» всероссийского общественного движения «Народный Собор» — подтянутые парни, взрослые или почти взрослые. На другом – детские фигурки.
Объясняю всем условия игры. Мы не практикуем хардбол или страйкбол, пульками и шариками стрелять категорически запрещается. Поражение чисто тактическое. Определены радиусы эффективного огня для пистолетов, автоматов, винтовок, пулеметов. Если боец неосторожно подставился, он «ранен» или «убит». Спорные моменты разрешают посредники. Представляю их участникам, оба опытные специалисты, сумеют правильно оценить ситуацию. С обороняющейся, «синей» стороны, за игрой наблюдает подполковник Иваненко, за нападающей, «зеленой», старший лейтенант Корчагин.
О.Амвросий служит молебен, монахини стройными голосами подхватывают. А потом строй разделяется на два. Атакующую роту Возглавляет роту командир «Резерва» Роман Теленкевич, боевой офицер, умелый инструктор. Научить может многому. Для «зеленых» условия предстоят более суровые. Базироваться им предстоит под открытым небом, вообще без крыши над головой, без каких-либо намеков на удобства. Да и воевать посложнее, преодолевать изрядные расстояния, пахать сотни метров, а то и километры на пузе, по-пластунски. В подчинение Теленкевича, кроме его команды, передаются бойцы постарше, более тренированные – московские клубы «Наша армия» и «Барс», Гребневский Пресвятой Богородицы казачий пост.
Обороняющихся намного больше, но в «боевом» отношении они заметно уступают. Ольга Леонова подравнивает в строю девочек команды «Никулинец» 15-го интерната Москвы. Глядя на «никитят», воспитанников детского корпуса при здешнем храме, закутанных в камуфляжные теплые бушлаты и ощетинившихся стволами автоматов, сразу вспоминается стихотворение Некрасова: «В больших сапогах, в полушубке овчинном, в больших рукавицах, а сам с ноготок». По росту от них почти не отличаются кадеты Щелковской православной гимназии, приехавшие под началом своего священника, о.Максима. Здесь же чкаловская, монинская, королевская, анискинская команды. Разной численности, различного уровня подготовки.
Возглавляет оборону хорунжий Аркадий Слесарев – наверное, один из самых опытных в нашей стране руководителей военно-патриотической работы с молодежью, самоотверженно и бескорыстно занимается этим более 20 лет. Вместе с подчиненными командирами он обходит окрестности, намечает схему обороны. Оборудуются посты, распределяются позиции, места для застав, секретов. На это отводится полтора часа. Впрочем, их используют и «зеленые». Ведут разведку, наблюдение, готовятся к предстоящим атакам. Наконец, даю красную ракету. Разрешается открыть «боевые действия».
Хотя поначалу ничего не происходит. Обе стороны примерно представляют, как и откуда может угрожать неприятель, и действуют очень осторожно. Присматриваются, прощупывают друг друга. Внутри лагеря бойцы передвигаются перебежками, от укрытия к укрытию. Никому не хочется стать мишенью снайпера. А вокруг лагеря тишина. Полчаса, час, два часа… Что ж, это тоже тренировка, вырабатывать терпение. Его хватает не всем. Сидеть и ждать – дело совсем не простое. Некоторые наряды на постах не выдерживают. Пытаются лезть в расположение противника. Командирам приходится пресекать самодеятельность, оттаскивать ребят на место.
Впрочем, в тылы «зеленых» был целенаправленно послан отряд из самых подготовленных мальчишек. Вахмистр Олег Краснов, ветеран боевых действий, провел с ними поиск по «зеленке», по лесам за р.Дрезной, пытался обнаружить базы противника. Не сумел, не нашли. Но и «зеленые» не обнаружили, что на их территории довольно долго бродил отряд «синих», выбрался он без потерь.
А тем временем на постах защелкали выстрелы. То там, то здесь. К посредникам и руководителю игры идут доклады от командиров. «Снайпер снял человека в черной разгрузке справа от шоссе…», «сняли бойца в черной шапке в канаве…», «сняли двоих на поле со страйкбольными приводами…» Посредники передают распоряжения вывести из игры отмеченных бойцов. Но и те, кто подвергается обстрелу, предпринимают ответные меры. Анализируют места, где и кого подстрелили, вычисляют, откуда бьют снайперы. А затем следуют доклады «в обратную сторону»: «Ваш снайпер, работавший в роще, снят снайпером «синих».
Постепенно напряженность нарастает. Уже можно определить: с южной стороны, от моста через Дрезну, выдвигаются «Наша армия» и «Барс». Скорее всего, они отвлекают «синих». С северо-запада выходят гребневцы, под их прикрытием разворачивается «Резерв». Несколько раз, вроде бы, назревает атака. Но у «зеленых» происходят накладки, кто-то сбился в лесу. Кириллу Юдину из монинской команды удается перехватить важные переговоры по радио. Бывалинские и монинские казачата правильно расшифровывают позывные снайперов, самого командира «зеленых», определяют даже его точное местонахождение.
Тем не менее, нападающие уверенно удерживают инициативу. Обкладывают оборону все теснее, подбираются все ближе. На какое-то время вдруг зависает тишина, но около одиннадцати часов ночи она раздирается взрывами петард. Через забор лагеря с шипением летят дымовые шашки, в стелющемся мареве мелькают фигуры автоматчиков. Штурм. Когда пик пальбы друг по другу несколько иссякает, прекращаю сражение, созываю командиров. Оба посредника сходятся в выводах: атакующие понесли большие потери, но лагерь взят, «зеленые» свою задачу выполнили и выиграли. Правда, и «синие» указывают, что у них имелся сильный козырь, пулемет на крыше. Но при проверке выясняется, что сектор обстрела был неудачным, прорыв случился в «мертвой зоне» (то есть, не простреливаемой).
Строим личный состав, разбираем ошибки. Главная из них состоит в пассивном характере обороны. «Синие» удовлетворились единственным рейдом отряда Краснова, после чего глухо засели на своих постах, позволили нападающим лупить их как угодно и когда угодно. Хотя самый лучший и самый надежный способ обороны – уничтожить врага. При двукратном численном превосходстве вполне можно было бы контратаковать, совершать вылазки, обнаружить базы «зеленых». В лучшем случае разгромить их, а если нет, то хотя бы смешать карты, навязать свою волю: пускай они реагируют на твои действия и пляшут под твою дудку, а не ты.
Роман Теленкевич поясняет: «Когда вы замкнулись в пассивной обороне, остальное было делом техники. Даже меньшими силами я всегда смогу создать перевес на каком-то одном участке, выбрать самый удобный момент времени и разгромить вас – как раз это я и показал». Не были использованы такие «подарки», как данные радиоперехватов, как прекрасное знание местности бывалинскими ребятами. Добавилось неуверенное командование, недостаточная слаженность подразделений – и результат налицо. Стороны расходятся на исходные позиции, и в полночь по небу опять искрится красная ракета. Начинается «второй тайм». Снова группы ребят скользят в темноту, на посты и в засады. Снова перестрелки, снова передаются сообщения: «Возле моста уничтожены двое…», «Подстрелен человек, перебегавший шоссе…»
Не обходится без казусов. Подразделение православной гимназии «Ковчег» из села Анискино выдвинулось в разведку на кладбище. Затаились, замаскировались. А в это время на тропинке показался запоздалый путник из соседней деревни – видимо, вышел прогулять собачку. Услышали какой-то шорох, псинка поджалась, человек насторожился и остановился. Спрашивает: «Эй, кто здесь?… Кто здесь есть?…» Ребята молчали-молчали, и один из них говорит эдаким протяжным замогильным голосом: «Иди с Богом, добрый человек!» Тот дернулся, забормотал растерянно и сбивчиво: «Я, наверное, нарушил ваше уединение…» Ему таким же голосом подтвердили: «Да, добрый человек! Иди с Богом!» — и прохожий очень резво исчезает.
В половине шестого утра грохочет второй штурм. Отряд «Резерв» опять прорывается в главные ворота лагеря. Гребневские казачата, как выяснилось, успели поснимать «растяжки», прикрывающие оборону со стороны рощицы, лихо форсируют забор между кухней и кузницей. Но и отражают атаку более умело, более организованно, чем прошлую. Бойцы, находившиеся в домиках, быстро и без суеты выскакивают. Рассыпались, залегли. По командам Слесарева открывают огонь. А пулеметная точка переместилась. Она оказывается не на крыше, а внизу, спрятана под сценой летней эстрады. Гребневский отряд, переваливший забор, напарывается на кинжальную очередь в упор, с 20 метров. Заключение посредников и руководителя игры: прорыв в лагерь удался, но атакующих почти всех перебили.
Обе стороны вымотались, замерзли. Слесарев просит два часа паузы. Даю не два, а три часа, чтобы передохнуть, прийти в себя. Для защитников лагеря, желающих подкрепиться, Маша Очеретняя уже сварила на кухонной печи гречневую кашу с тушенкой. Те, кто попробовал, сходятся – необычайно вкусная. «Зеленые» расположились в нескольких лагерях. Основная база в поле западнее Бывалино. Гребневцы хорошо укрепили ее, окружили окопами. Утром и к ним прибывает «тыловое обеспечение», родители одного из бойцов, Вани Тужилина, приготовили и привезли еду для всего отряда. Чтобы не демаскировать базу, оставили машину у дороги, пошли пешком через поле. Три километра тащили на себе сумки и термосы. Кстати, любопытно отметить, Тужилины после некоторых блужданий сумели найти базу «зеленых», а «синие» так и не смогли. Полазили и потыкались по лесным чащобам, а выйти и поискать в открытом поле не догадались! Хотя искать-то было не столь уж сложно, особенно ночью – у гребневцев горел костер…
Но в предшествующих баталиях атакующие слишком выдохлись. Попробуй-ка поползать целый день и целую ночь по-пластунски по грязи! Трех часов передышки им явно не хватает. Зато у младших участников энергии через край. Такое впечатление, что они неутомимы, снова рвутся «в бой». С общего согласия принимаем решение: игру по взятию лагеря не возобновлять, а с младшими устраиваем другую тренировку, по проводке. Урядник Беспогоднов с монинцами, бывалинцами, никулинцами уходит от погони, вахмистр Краснов с щелковцами, чкаловцами, анискинцами преследует.
Что касается основной военно-тактической игры, то ее результаты можно оценить двояко. Во втором штурме большинство нападающих «героически погибло». То есть, победу правомочно было бы приписать «синим». В таком случае общий счет составил бы 1:1. Однако второй штурм правомочно оценить и иначе, как «ничью». Если так, то общий счет составит 1,5: 0,5 в пользу «зеленых». Взвесив все «за» и «против», все-таки выбираю второй вариант. Обе стороны составились из разных команд, но нападающие сумели за короткий срок стать более сплоченными, дисциплинированными, слаженными. Да и действовали значительно лучше, грамотнее, инициативнее.
Впрочем, на всех мероприятиях, которые проводит наша учебная команда Московского казачьего отряда им. св. Александра Невского, в том числе на играх в честь св. Архистратига Михаила, выработалась еще одна традиция. Победителей мы определяем из чисто «спортивного» интереса, но проигравших у нас не бывает. Выиграли все. В самом деле, разве можно назвать проигравшими вот этих мальчишек и девчонок, разрумянившихся от свежего воздуха, очень крепко уставших, но радостных, довольных, переполненных до отказа свежими яркими впечатлениями?
Большой и величественный храм св. великомученика Никиты по-праздничному сияет огнями, голоса певчих чисто и звучно возносятся под своды купола. Язычки пламени свечей искрятся и отражаются на убранстве, на окладах икон. Отблескивают они и во множестве ребячьих глаз, в радужных россыпях капелек святой воды, которой о.Амвросий кропит собравшихся. Каждый из них чему-то научился, что-то пережил. Каждый провел выходные по-особенному, интересно и насыщенно. Наверное, более интересно, чем его одноклассники, товарищи по школе или институту. Но для этого надо было решиться, пересилить собственные слабости, перенести все трудности. Каждый из них выиграл.
О.Амвросий напутствует ребят теплыми словами. По очереди они подходят и прикладываются к главной святыне храма, раке с мощами св. великомученика Никиты-бесогона. И каждому вручается грамота – удостоверяющая, что он участвовал в тяжелой, но увлекательной и захватывающей игре, достойно перенес выпавшие ему испытания. К грамотам прилагаются иконки св. Никиты. Но одновременно «прилагается» и особое, светлое настроение. Эта закономерность уже отмечена. Настроение из Бывалино увозят именно такое. К призам, конечно, прилагаются и воспоминания. И кроме того, дружба. Многие из приехавших сюда юных бойцов впервые познакомились в строю и «на поле боя» – а расстаются уже как близкие товарищи. Это еще одна особенность игры в честь св. Михаила. Это мы тоже давно отметили.
На прощание настоятель приглашает всех участников отобедать. Храм св. Никиты не зря славится своим гостеприимством. Но сейчас даже в новой трапезной, только что построенной, очень красивой и просторной, с трудом втискиваются все понаехавшие гости. Смотря на всех этих ребят, понимаешь – они будущее России. Эти и другие, похожие на них. Хочется верить, что будет так. Верить и молиться. Дай-то Бог!»


Поддержите проект