Битва за души людей

секты в россии

Нашествие всевозможных сект на Россию началось не вчера. Просто раньше государственная власть самоустранялась от противодействия деструктивным культам, ссылаясь на свободу совести, и о пагубности сектантства – религиозного и квазирелигиозного (всевозможные «оздоровительные» и другие объединения) рассказывали соотечественникам лишь представители православной общественности.

Теперь ситуация изменилась: в ряде регионов приняты законы, ставящие под контроль миссионерскую деятельность. Но, как и прежде, основная работа по разъяснению угроз духовной стабильности России лежит на общественных деятелях.

Бороться и убеждать

В современной православной миссионерской традиции существует два основных направления в области профилактики сектантства и противостояния распространению ересей. Зародились они не сегодня, и даже не вчера. В России их можно персонифицировать. Первое представляет известный православный священник Олег Стеняев, второе – президент РАЦИРС (Российской ассоциации центров изучения религий  и сект) профессор Александр Дворкин. Их специфика восходит к таким понятиям как миссия и контрмиссия.

Миссионерский подход восходит к очень древней апостольской традиции. Он проверен временем, проникнут евангельским учением о любви и милосердии к сектанту. В то же время отношение миссионера к ереси и её внешнему выражению – сектантству бескомпромиссно. Это грех, который может привести к гибели души. В Послании к Римлянам апостол Павел пишет: «…возмездие за грех есть смерть» (Рим. 6:23). Смерть вошла в мир через грех. В свете Священного Писания, первой ересью, первым уклонением от заповеди, стал разговор жены со змеем. Символическим выражением ереси стал подлог. Центром рая, древом вожделенным, жена увидела не Древо Жизни – символ Самого Бога, а другое – Древо познания хорошего и лукавого.  Следствие подлога — сам грех и совращение в него самого близкого человека. Так и с любой ересью, от «атеизма до деизма». Ересь неминуемо влечет нравственное искажение, как мышления, так и поступков человека.

Пример миссионерского отношения к еретикам и сектантам мы видим в Евангелии. Это путь Господа через Самарию и диалог с самарянкою. Когда ученики Христа увидели, что самаряне с небрежением относятся к Господу, то вознегодовали и подобно древнему пророку Илии, были готовы призвать гнев Божий на «нечестивцев». На это Господь ответил, кротко, но с твердостью: «Не знаете, какого вы духа…». Традиционный подход Православной веры -доверительное отношение к людям, поиск пути для заблудших. Это есть прямое следование уроку, который Христос дал нам в беседе с самарянкой. Напомню, увидев во Христе великого пророка, знающего сердце и жизнь человека, самарянка благовествовала и очень многие в той земле уверовали.

Контрмиссионерский подход трудно назвать традиционным, хотя в нашей истории мы знаем периоды жестокого, граничащего с ненавистью отношения к еретикам со стороны церковных и государственных деятелей. Исторически в России этот подход восходит к творениям преподобного Иосифа Волоцкого, жестокой расправой с ересью стригольников и жидовствующих в XV – начале XVI века. В наше время, в рамках этого подхода государственно-административные и силовые методы, сочетаются с приемами информационной войны. Цель – маргинализация религиозных или иных групп с признаками деструктивного культа, их низведение на окраину социальной жизни.

Контрмиссия имеет право на существование. Мы знаем, что в нашем обществе существует целый ряд сект изуверского характера, которые обычно называют тоталитарными.  Когда ты пишешь статью или организуешь антисектантсткий проект, ощущаешь на себе тяжесть этого креста. Перед тобой стоит задача:  парализовать деятельность, оказать сопротивление культу как деструктивной организации. Но ведь за этим стоят живые люди. Кого-то ты обидишь, оскорбишь, кого-то прогневаешь так, что он будет считать тебя врагом. Это тяжело. Но без этого нельзя…

Лет восемь-девять назад, в беседе с епископом Тихоном один из авторов статьи спросил: «Владыка, сейчас в нашем крае так много сект, как с ними бороться?».

Он ответил: «Православная Церковь ни с кем не борется. Надо просто рассказывать о них правду… Благословляю нести красоту Православия». Нужно действовать, как в мануальной терапии: чем меньше больно сделаешь, тем лучше. Но иногда без этого не обойтись, если исходить из классического принципа «не навреди».

Многие прихожане протестантских церквей, в частности РС ЕХБ (Российского совета Евангельских христиан-баптистов) интересуются наследием нашей Церкви, интуитивно тянутся к Православию. Более того, очень многие сектанты, как бы удивительно это не звучало по духу православные люди. Разговор, если не «в единстве духа», то хотя бы в «союзе мира» с ними возможен. Более того – необходим. В то же время мы видим, как растет активность полуэкстремистских неоязыческих сект, как работают в подполье, прикрываясь «восточной мудростью» и йогой изуверские секты, такие как «Ашрам Шамбалы», занимаются откровенным мошенничеством оккультные группы. Продолжают использовать откровенно безумные методы психологического воздействия пятидесятнические секты.

Идти туда с одними миссионерскими методами можно, но, как говориться: «Доброе слово хорошо, но доброе слово и товарищ маузер лучше».

Эстетика зла

Среди всех сектантов наиболее «яркими» можно назвать сатанистов. Хотя часто это ограничивается эстетикой. В большинстве случаев «сатанизм» — это скорее некое кокетничанье с бесом, чем внутреннее убеждение. Хотя, безусловно, к добру это не приводит, даже если занимаются этим, как говорится, понарошку. Кстати, через это очарование злом прошли и многие великие писатели. Например, Юкио Мисима (псевдоним переводится как «зачарованный смертью дьявол»). А если взять наших соотечественников: тут и Михаил Булгаков, и Николай Гумилев («Пять коней подарил мне мой друг Люцифер»), и другие. Кто-то сумел преодолеть это искушение демонизмом, а кто-то так и не смог.

«Сатанинская» музыкальная эстетика может захватить чувства и воображение молодого человека настолько сильно, что может произойти самая настоящая руинизация личности. Такое «искусство» вызывает психологические проблемы: растет чувственная экзальтация. В будущем это оказывает негативное влияние на создание семьи. К тому же очень тяжелая музыка сильно воздействует на головной мозг.

Есть два искушения, через которые проходит практически каждый: искушение красотой и искушение злом. И искушение красотой гораздо сильнее, чем искушение злом. Человек может пропустить зло через себя, и сильно не повредиться. А вот искушение красотой серьезнее: мир красив и замечателен, мир прекрасен. Все – Бог, значит, и я – Бог. И молодым людям надо вовремя пройти это, пропустить через себя, а потом отойти. Надо объяснять молодым, что эта сатанинская эстетика на самом деле – плохо. Потому что для многих сатанизм кажется привлекательным. Например, Джон Толкин – бесспорно, христианский автор.  Но в мире существует множество подражаний Толкину, где «Черный Враг», Моргот – положительный герой.

В конце концов, в крайней своей форме сатанизм приводит человека к отчаянию. Когда вожделеющая сила души недовольна тем, что есть, возникает очень тяжелое состояние. Это может привести к трагедии, вплоть до самоубийства, либо убийства, либо наркомании. Это инфернальное явление.

Иногда приверженцы сатанизма говорят: «нормальные» сатанисты так не делают. Но все это до поры до времени. То же самое, что говорить: те, кто курят марихуану – не наркоманы. Ведь они со временем они все равно переходят к более тяжелым наркотикам.

Чему учит история

В Деяниях святых апостолов есть удивительный эпизод из жизни ранней Церкви. В столице Древей Эллады — Афинах, тогда одном из прекраснейших городов Рима, Павел показал себя превосходным проповедником. Его речь была чудесна!.. Он начал ее так: «Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны; ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «неведомому Богу». Сего-то,  Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам…» (Деяния 17:22-23). Таково новозаветное отношение к язычникам. Но есть и другая точка зрения, ветхозаветная: язычник – бесопоклонник и дьяволопоклонник.

Всякий человек по своей греховной природе — язычник. Мир для нас полон тайн. Есть большие тайны, которые рождают больших богов, есть маленькие, которые рождают маленьких богов. Но есть тайна, которая выше всяких тайн – тайна человеческой смерти. И тот Бог – Истинный, который эту тайну приоткрыл. И не просто приоткрыл, а претворил в Воскресение. Этот Бог наш Христианский… Человеческая душа повреждена. И если человек живет только по обычаю страстей, то он становится в один ряд с существами падшими – с бесами. Кто-то подчиняется страстям, кто-то нет. Путь покаяния всегда открыт.  Везде и всегда есть свободная человеческая воля: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое…» (Второзаконие 30: 19). Жизнь по страстям лишает человека самого главного – воли. Страсть порабощает и может открыться как откровенное бесопоклонничество. В некоторых направлениях современной антикультуры мы это видим.

В той же Древней Греции были сатиры, паны и прочие вроде бесов, шкодливые, но не страшные. Но были ведь и злобные божества. Особенно грешил этим Карфаген, где детей приносили в жертву Молоху. И у нас в первоначальный языческий период тоже были человеческие жертвы. Как известно в 146 г. до н.э. Карфаген был разрушен Римом. В этот период, который обычно называют республиканским, ромеи почитали за божества человеческие добродетели: мужество, благородство, красоту, силу. Вспомним Карфаген. В религиозной культуре этого великого на тот период государства, процветал древний финикийский культ  Ваала, культ благополучия и материального процветания. За идолопоклонством религиозным, стояло поклонение страсти сребролюбия, похоти, разврата. Карфагеняни сотнями приносили в жертву младенцев, возлогая их на руки полой, раскаленной изнутри статуи Ваала. Крики и вопли заглушали гвалтом. И вот с этим изощренным бесопоклонничеством покончил языческий Рим. Карфаген был стерт с лица земли, а новая столица области перенесена в другое место. Возможно, в этом был Божий Промысел. Но после, когда Рим стал Империей и втянул в себя множество культов и традиций, восточные культы чуть было не сломали хребет империи. Спасло Христианство.

Цивилизации гниют и гибнут, когда разрушен их духовный стержень. То есть государство продолжает какое-то время существовать, даже одерживает военные победы, но духовно оно уже мертво,  достаточно внешнего толчка, чтобы оно пало.

Духовная защита

Деятельность в сфере защиты Русского народа от деструктивных сект должна сосредотачиваться в двух основных направлениях.

Первое, не ключевое, но очень важное: «воцерковление» деятельности лиц, обладающих властными полномочиями. Всех кто может, так или иначе, повлиять на ситуацию в конструктивном ключе.

Второе: противодействие экспансии деструктивных культов, прежде всего в информационной сфере общества. Опять же во втором направлении, есть два ключевых центра приложения сил.

В религиозно-конфессиональном пространстве действуют два движения, представляющих значительную опасность с точки зрения дестабилизации обстановки на перспективу. Это неопятидесятничество, точнее его радикальное крыло – своеобразный религиозный авангард либерального похода на русскую государственность. Второе – неоязычество, прежде всего, вариации так называемого родноверия. С нашей точки зрения, неоязычников готовят как социальный плацдарм для расшатывания по сценарию русской национальной консервативной революции.

В отношении первых – применимо сдерживание. Необходимо, создавать условия, при которых использование ими крупных площадок, для еще большего втягивания и переформатирования молодежи, невозможно и несет для тех, кто прямо или косвенно им содействует непоправимый репутационный риск. Ко вторым, в Архангельской области, в силу отсутствия сколь-нибудь значительных организованных структур – недопущение их появления.

Надо выстраивать информационно-просветительскую работу, в форме прямого общения: со студентами, преподавателями, школьниками, учителями, сотрудниками силовых ведомств. Здесь мы стоим в самом начале пути. У нас налажена прекрасная, продуктивная работа с Архангельской епархией, прежде всего с отделом по взаимодействию с общественными организациями и его руководителем игуменом Феодосием (Нестеровым).

Миссионерство – под контроль

Областное Собрание депутатов приняло закон, регламентирующий миссионерскую деятельность, и установило штрафы за его нарушение. Это тоже один из решительных шагов по противодействию распространению религиозного экстремизма и сектантства. Но он имеет точечное действие. Так как может быть применен только к отдельно взятым одиозным фигурам, в частности, иностранным миссионерам, которые маргинализируют сектантские движения и направляют их против России. Инициатором закона выступил депутат Александр Дятлов. Закон принят не только у нас (в г. Архангельск), но и в ряде других регионов, в основном приграничных (Ставропольский край, Новгородская, Псковская, Белгородская области). Мы надеемся, что в скором времени критическая масса будет преодолена, и этот вопрос будет поднят на федеральном уровне. Потому что пока закон не причинят Государственной Думой, очень трудно  построить механизмы контроля за исполнением закона на региональном уровне. Сопротивление и нежелание работать в этом направлении очевидно. Эффективность или её отсутствие покажет время. Все зависит от нас самих. Пока об этом говорить рано.

Денис Данилов, Александр Тутов, Анатолий Беднов, г. Архангельск


Поддержите проект